Магия Мариуса Петипа

19 октября в Самарском академическом театре оперы и балета взял старт XVIII Фестиваль классического балета имени Аллы Шелест.

Фестиваль занимает достойное место в череде именных балетных фестивалей, проводящихся в нашей стране. Его биография началась в 1994 году, когда по инициативе театроведа заслуженного работника культуры России Светланы ХУМАРЬЯН в театре состоялся вечер «В честь Аллы Шелест», посвященный 75-летию выдающейся балерины, замечательного педагога и балетмейстера, возглавлявшей с 1970 по 1973 год куйбышевскую балетную труппу. Алла Яковлевна Шелест присутствовала на этом вечере, а также на фестивалях 1995 и 1997 годов. Спустя два года, в марте 1999-го, в Самаре состоялся вечер памяти Шелест, незадолго до этого ушедшей из жизни.

По сложившейся традиции на каждом из самарских фестивалей делается акцент на одной из граней творческой личности Шелест. Не стали исключением прошлогодний и нынешний фестивали, посвященные 200-летию со дня рождения великого русского балетмейстера Мариуса Петипа. Будучи воспитанницей Вагановой, Шелест в своем творчестве неукоснительно следовала традициям петербургской школы классического танца, которая сложилась и окончательно утвердилась в балетах этого мастера. Шелест являлась и непревзойденной исполнительницей хореографии Петипа.

Нужно сказать, что по масштабам празднования юбилея Петипа наш город в полном смысле слова «впереди планеты всей». Памятные акции в оперном театре начались задолго до 11 марта 2018 года – дня его рождения. Программу прошлогоднего фестиваля, наряду с репертуарными спектаклями театра в хореографии Петипа, составили реконструированные и представленные в новой хореографической редакции главным балетмейстером театра Юрием БУРЛАКОЙ фрагменты его балетов, не идущих на самарской сцене.

В двухактном балете-дивертисменте Grand pas Петипа, премьера которого состоялась в ноябре 2017 года, венок показанных на фестивале реконструкций Бурлаки пополнился новыми номерами. Главным событием юбилейного марафона стала осуществленная Бурлакой постановка выдающегося творения Петипа – балета Цезаря Пуни «Эсмеральда» (премьера 9 декабря 2017 года). Остается добавить, что нынешней осенью в одном из центральных скверов Самары в честь Петипа установили, – правда, скроенную из металлических лент – скульптурную композицию «Архитектура танца».

***

На шелестовском фестивале 2018 года вновь представлена ретроспектива реконструированных Бурлакой творений Петипа. Присутствуют репертуарные спектакли театра с хореографией мастера – на сей раз это «Баядерка», «Эсмеральда» и «Спящая красавица», а также работы ведущих отечественных балетмейстеров XX столетия, творчество которых символизирует эпоху «После Петипа».

Масштабный, разнообразный по жанрам и стилистике номеров вечер-дивертисмент «Шелест-гала», которым открылся фестиваль, начался с па-де-катра «Розарий» из балета «Пробуждение Флоры» – подернутой романтическим флером танцевальной сюиты с участием античных богов. Мягкая, элегичная музыка Риккардо Дриго и воплощающая высокую поэзию хореография Петипа погрузили зрителей в атмосферу безмятежного покоя и гармонии. Этому способствовало и очень достойное исполнение Вероники Земляковой – богиня цветов Флора, Дарьи Климовой – богиня рассвета Аврора, Анастасии Тетченко – богиня ночи Диана и Екатерины Панченко – богиня молодости Геба. Танцевальная пластика балерин, участвовавших в премьерном представлении этого номера, обрела еще больше свободы, непринужденности и выразительности в сочетании с четким соблюдением классических канонов.

Столь же успешной оказалась и исключительно яркая по оформлению и костюмам, насыщенная колоритными танцами и броскими мизансценами сюита из балета Дриго-Петипа «Арлекинада», представляющего собой фантазию на темы знаменитой итальянской комедии дель арте с ее традиционными персонажами Арлекином, Коломбиной, Пьеро, Пьереттой и их друзьями. Арлекин – значительная удача Сергея Гагена, соединившего в своем исполнении отточенную танцевальную технику и психологическую выразительность образа. Трогателен и гармоничен дуэт Гагена и Марины Накадзимы – Коломбины.

Менее удачным показалось па-де-де Раймонды и Жана де Бриена из балета Александра Глазунова-Петипа «Раймонда». Главной героине – Екатерине Панченко и особенно ее кавалеру – Дмитрию Пономареву на этот раз недоставало стилистической точности исполнения, изящества и изысканной утонченности танцевальной пластики, столь желанных в этом балете.

С особым интересом ожидалось знаменитое па-де-де Дианы и Актеона – вставной номер, который был сочинен Агриппиной Вагановой на музыку Цезаря Пуни и Риккардо Дриго для осуществленной ею в 1935 году постановки «Эсмеральды» в Ленинградском театре оперы и балета. В самарской «Эсмеральде», максимально приближенной Бурлакой к первоисточнику Петипа, этот номер, естественно, отсутствует. Дуэт требует от артистов недюжинной личностной харизмы, особого апломба и эмоциональной распахнутости. Вероника Землякова и недавно принятый в самарскую труппу выпускник Пермского хореографического училища, дипломант и обладатель специального приза пермского балетного конкурса «Арабеск» 2016 года «За верность традиции мужского классического танца» Парвиз Кумайдонов, исполнившие па-де-де в концерте, – на пути к преодолению его подводных камней.

Эти и другие реконструированные Бурлакой отличающиеся один от другого по форме и характеру номера с хореографией Петипа, которые пополнили репертуар театра, расширили представление самарских зрителей о наследии мастера, а артистам самарской балетной труппы дали возможность раскрыться по-новому, обогатить палитру своих выразительных средств.

Вот несколько номеров эпохи «После Петипа». Это исполненное Екатериной Панченко и Кириллом Софроновым адажио из репертуарного спектакля театра «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина с хореографией Владимира Васильева, колоритное адажио из мало кому известного сегодня балета «Ледяная дева», сочиненного в 1927 году Федором Лопуховым на музыку Эдварда Грига, с технически сложной, содержащей элементы акробатики женской партией, в котором удачно показались Вероника Землякова и Кирилл Софронов. Номером «на вырост» остается пока что для Марины Накадзимы и особенно для Дмитрия Сагдеева дуэт Сюимбике и Али-Батыра из балета Фарида Яруллина – Леонида Якобсона «Шурале». Создалось впечатление, что способные артисты отнеслись к этому номеру без должного пиетета, не прониклись его национальным колоритом, духовной красотой, поэзией и искренностью чувств персонажей.

Планка шелестовского фестиваля высока. За прошедшие годы в его спектаклях и концертных программах приняли участие многие прославленные мастера и талантливые молодые артисты, занимающие сегодня ведущее положение на лучших театральных подмостках. Эта традиция сохраняется и на нынешнем фестивале.

***

Подлинный класс показали выступившие в программе «Шелест-гала» столичные гости. Солисты Мариинского театра Анастасия Колегова и Андрей Ермаков средствами балетной пластики сумели передать прихотливую, насыщенную экспрессией сказочную атмосферу сцены Жар-птицы и Ивана-царевича из балета Игоря Стравинского – Михаила Фокина «Жар-птица». Особенно успешным оказалось исполнение петербуржцами па-де-де из балета «Корсар».

Если Анастасия Колегова – дебютантка шелестовского фестиваля, то Андрей Ермаков запомнился своим великолепным выступлением на фестивале 2013 года, на котором с коллегой по труппе Оксаной Скорик с блеском и академическим шиком исполнил адажио из «Легенды о любви» Асафа Меликова – Юрия Григоровича и па-де-де из «Корсара». Ермакову в равной степени доступны лирико-драматические и героические партии. Его танец отличают особые выразительность, атлетизм и виртуозность. Не случайно он был постоянным партнером несравненной Ульяны Лопаткиной. Их выступление посчастливилось видеть в 2015 году в гала «Ave Майя» на сцене Большого театра в честь 90-летия со дня рождения великой Майи Плисецкой.

Программу «Шелест-гала» завершил самый, пожалуй, ударный концертный номер – знаменитое па-де-де из балета Минкуса «Дон Кихот», без которого не обходится ни одна концертная программа и ни один балетный конкурс. Его исполнили давний любимец самарской публики звездный премьер Большого театра Денис Родькин, для которого нынешнее участие в шелестовском фестивале уже четвертое по счету, и дебютантка фестиваля юная балерина Элеонора Севенард, принятая сразу по окончании в 2017 году санкт-петербургской Академии русского балета имени Вагановой в балетную труппу Большого театра.

Не выходя за рамки ставшего традиционным хореографического рисунка популярного номера и не пытаясь усложнить его головокружительными трюками, Денис Родькин тем не менее сумел добиться редкостного эффекта, продемонстрировав весь арсенал своего виртуозного мастерства, приправленного яркой эмоциональностью и исполнительским драйвом. Не подвела и его юная партнерша, снискавшая симпатии зрителей незаурядной техникой, задором и грацией.

И все же главным испытанием для Севенард стала фестивальная «Баядерка», в которой она с благословения своей наставницы в Большом театре Светланы Адырхаевой решилась впервые выйти в партии Никии – одной из сложнейших в мировом классическом репертуаре. У Севенард, успешно выступившей на нескольких конкурсах, ведущих партий не так много. Но, как говорится, смелость города берет. В своем премьерном спектакле Элеоноре многое удалось – в основном, в преодолении технических сложностей партии. Наиболее удачным для нее стал последний – «белый» акт, где правит бал чистый танец. Однако говорить о полноценном вживании Элеоноры Севенард в образ, о достоверной передаче ею всех драматических перипетий, связанных с главной ролью, пока что рано.

Это не могло не сказаться на общем эмоциональном тонусе спектакля, в котором в этот вечер была не одна удачная работа солистов, достойно поддержавших классичность постановки «Баядерки», воспроизведенной на самарской сцене Габриэлой Комлевой в 2012 году по канонам петербургской школы. В их числе Вероника Землякова – Гамзатти, Марина Накадзима, Екатерина Панченко и Анастасия Тетченко – трио теней. И, конечно же, Денис Родькин, стилистическая точность и не лишенная внутренней энергетики обволакивающая текучесть танцевальной манеры которого сочетаются с изяществом и благородством сценической фактуры. Родькин предстал идеальным воином Солором. Мужественность и нервная утонченность артиста добавили этому персонажу нечто особенное на фоне интерпретаций других исполнителей, делающих акцент на его восточном колорите. В общем, не случайно в 2017 году за партию Солора Родькин получил премию «Бенуа де ла данс».

В романтически просветленной сцене «Тени» достойно показался женский кордебалет, порадовав слаженностью и синхронностью движений в, кажется, не имеющем конца потоке арабесков. Созданию волнующей атмосферы на протяжении всего действия способствовал оркестр под управлением дирижера-постановщика спектакля эмоционального Андрея Данилова.

Вообще, «Баядерка» в программах шелестовского фестиваля – отдельная тема. По сравнению с другими балетами ее показ на нынешнем, восемнадцатом фестивале стал рекордным – десятым по счету. Это не случайно. Именно в «Баядерке», самом, пожалуй, петербургском по стилистике балете, ярчайшая представительница петербургской школы Шелест явила один из своих сценических шедевров – исполненный глубокого трагизма образ Никии.

Какие только звезды и незаурядные индивидуальности не принимали участия в фестивальных спектаклях «Баядерки»! Достаточно вспомнить непревзойденную Ульяну Лопаткину, которая по личному приглашению Аллы Яковлевны Шелест на ее третьем именном самарском фестивале 1997 года исполнила партию Никии в «Баядерке», поставленной в 1986 году Игорем Чернышевым.

Окончание – в следующем номере газеты.

Валерий ИВАНОВ 

Музыкальный и театральный критик, член Союза журналистов России, Международного союза музыкальных деятелей, Союза театральных деятелей России.

Фото Антона СЕНЬКО предоставлены театром

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 31 октября 2018 года,

№№ 15-16 (144-145)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *