События: , ,

Клубничный пирог, награжденный пиццей

25 декабря 2018

Несмотря на столь «аппетитный» заголовок, речь пойдет о конкурсе молодых кинорежиссеров.

Хотя в шорт-листе фестиваля «70/30» действительно оказалась пара фильмов со «съедобными» названиями — «Рыба. Кофе. Круассан» и «Клубничный пирог». А также пара отсылок к уже существующим полнометражным фильмам — «Брат» и «Всё будет хорошо!». И еще хулиганские «Мечтаболы» и вполне тематически определенные на первый взгляд «Огонь» и «Понедельник». Впрочем, это только названия. С самими фильмам всё обстояло несколько любопытнее.

Стоит заметить, что к пятому году своего существования фестиваль «70/30» довольно крепко стал на ноги и привлек в конкурс участников не только из Самары и Тольятти, но также из Москвы, Питера и других городов. Полноценно освоил такую площадку, как «Художественный», наполнив фестивальный день не только показами и вручением наград, а также мастер-классами, дискуссиями и питчингом независимых кинопроектов. Так что организатор фестиваля Андрей Хорь и его команда проделали действительно большую и интересную работу.

Лучшие 18 фильмов фестивального конкурса оказались зрелищем нескучным, хотя уровень качества колебался внутри списка весьма ощутимо. Даже без поясняющих титров было понятно, у кого из режиссеров за плечами профессиональная школа. Хотя главным гарантом качества всегда остается наличие таланта. Однако в случае с абсолютным победителем фестиваля, фильмом «Огонь» Марии Шульгиной (СПб), совпало всё: крепкая режиссура, «букет» жанров (черная комедия, мелодрама и экшен), интересный сценарий с интригующим началом (двое полицейских стерегут мертвое тело на городской улице) и превосходный актерский дуэт — Степан Девонин и Дарья Румянцева.

У обоих актеров за плечами немало работ в кино. К примеру, Степана зрители наверняка помнят по фильму «Шапито-шоу», где он сыграл в дуэте с Петром Мамоновым. А самарские зрители наверняка заметили, насколько Девонин похож на Дениса Бокурадзе, режиссера и художественного руководителя новокуйбышевского театра-студии «Грань». В фильме «Огонь» Девонин с Румянцевой сыграли соответственно названию, и в итоге киноистория получила награду «Золотая пицца» как лучший фильм фестиваля «70/30».

По тольяттинским фильмам, попавшим в шорт-лист фестиваля, хорошо видно, насколько повезло их создателям с операторами. И особенно — с Ильей Усовым, который осуществлял съемку с квадрокоптера. Сделанные им кадры с воздуха обеспечили впечатляющий финал киноистории Максима Елизарова «Клубничный пирог», где зрительскому взгляду открывается картина современного «поля брани», на котором полегла большая часть героев фильма. И начало короткометражки «Ежедневник» Всеволода Плаксеева тоже снято с коптера и смотрится очень эффектно: поразительно ровный подъем с речной воды и полет к открывающейся панораме города, где должна разворачиваться история фильма.

Другое дело, что за хорошей операторской работой не спрятать слабую режиссуру, непродуманный сюжет или же неудачную игру актеров. Увлекшись чем-то одним, многие молодые авторы порой забывают, что все составляющие фильма должны быть на уровне.

Например, в фильме «Литература» москвича Андрея Бурмистрова прекрасно разыграно противостояние суровой учительницы и свободолюбивой ученицы, но всю эту радость, к сожалению, сливает невнятный финал. А Юрий Черенков из Новомосковска, снявший антиутопию «Перезапуск, глава первая», откровенно забивает на актерскую работу, увлекшись самим фактом делания кино внутри разработанного им 3D-мира. Зрители рады бы посочувствовать герою, который пытается сбежать из мрачного подземного города. Но трагедия рассыпается в одно мгновение, когда актриса, изображающая девушку с зомбированным сознанием, «раскалывается» прямо в кадре, произнося замогильным голосом: «Вернись в свою комнату!».

Зато в другом фильме про далекое будущее, названном «Баг», режиссер Данил Иванов из Воронежа сумел обойтись минимумом спецэффектов, но получилась интригующая история о том, как поведут себя люди, имея возможность мгновенно менять внешность в соответствии с предложенным набором модельных образцов.

Еще один фильм этого же автора — сходная по сюжету с новеллами О. Генри киноистория «Понедельник». В ней он, к сожалению, чуть перестарался с детскими страхами в анимационном прологе и малость напортачил с голосами персонажей (кстати, что это за страсть у молодых режиссеров к переозвучке в студии уличных диалогов?).

Насмотренность рекламой поневоле выводит кого-то из молодых режиссеров на путь изложения своей киноистории в похожем формате. В фильме «Такой как все» уфимского автора Артёма Лямкина закадровый юношеский голос произносит шаблонные фразы: «Я такой, как все… Я люблю свою работу… Кому-то она может показаться скучной, но для меня это стабильность». И кадры так же шаблонно иллюстрируют произнесенное. В итоге, когда монолог доходит до слов «И со мною была она, моя любимая!..», поневоле хочется продолжить: «…стиральная машина «Аристон!», хотя в кадре рядом с героем — красивая и вполне себе живая девушка.

Очень короткий, чуть больше полутора минут, фильм «Брат» Владимира Конарева из Омска тоже похож на ролик социальной рекламы. Но здесь выбор формата оказался удачным: получилась «страшилка» с неожиданным финалом, указывающим на жуткие последствия употребления наркотиков.

Понятно, что когда кино снимают молодые авторы, они поневоле проходят через определенный набор штампов и базовых тем так же, как юные поэты — через рифмы «любовь — кровь» и «ко мне — во сне». Но, к счастью, у кого-то это получается мило и просто, как у Дарьи Барсуковой, автора фильма «На кончиках пальцев», которая предложила зрителю историю знакомства глухонемой девушки и молодого музыканта. Режиссеру удалось не «пересластить» эту киносказку, и потому наблюдать за героями интересно, хотя практически с первой минуты понятно, чем всё закончится.

Дмитрий Михеев (СПб) в своем фильме «Всё будет хорошо!» замахнулся на более сложную мелодраматическую историю, когда молодой человек, отправившись в спонтанную поездку в Питер с двумя девушками, в итоге знакомится с третьей — своей будущей женой. И всё действительно могло быть хорошо, если бы не попытка автора соединить несоединимое: бесшабашность юношеского приключения и повествование в духе: «Эта история случилась со мной тридцать лет назад. В то лето я окончил провинциальную школу. И, как огня, боялся представительниц противоположного пола» (именно такой текст звучал за кадром).

Две драматические истории, представленные в конкурсе, оказались изложены довольно добротно. Хотя в одной чуть передавили тему обижания сирот («Башка» Ксении Исаевой из Саратова), а в другой — тему равнодушия взрослого сына к старенькой маме («Мама, где ты?» Михаила Андросова из Калуги).

Тяга к «страшилкам» у авторов независимого кино еще сильнее, нежели страсть к драмам и мелодрамам. И тут особенно важно соблюсти законы жанра. Чего, как мне кажется, не удалось режиссеру Сергею Коптеву из Тольятти в фильме Shockomania. Сергей — не дебютант в кино, и в его фильмах, как правило, хорошо всё, кроме логики повествования. В этот раз ему явно не хватило приемов, чтобы история полностью перешла в разряд «черного юмора». А так зритель поневоле задается вопросом, почему девушка, сумевшая улизнуть от маньяка, внезапно решает напасть на него сама.

Достаточно удачно похулиганить в духе Тарантино получилось у автора фильма «Моргнуть не успеешь» Станислава Алтухова. По сюжету атаманша мафии с двумя молодыми помощниками привозит в укромное место будущую жертву с мешком на голове, чтобы быстренько ее укокошить. Но потенциальным убийцам всё время что-то мешает довести дело до конца — то дрожание рук, то осечка пистолета, а то телефонные звонки от любимых членов семьи.

В интересных идеях независимым авторам не откажешь. Будь то «круговорот коньяка в народе», воплощенный в фильме «Достойная жизнь» Александры Рюж (Москва), или новый способ знакомства с девушками, весело и остроумно реализованный в фильме «Мечтаболы/Dream On» Алексея Пучковского (СПб). Однако любая задумка требует достойного воплощения, и особенно обидно было за киноисторию «Рыба. Кофе. Круассан» Олега Мола из Питера.

Завязка весьма любопытна: муж привозит жену к дому ее друга (подразумевается — любовника) и остается ждать в машине. Причина его изначального согласия на подобную ситуацию остается за кадром. Основную часть сюжета занимает процесс ожидания, и тут уж и актеру, и режиссеру надо было постараться, чтобы раскрутить его до апогея вкусно и притягательно для зрителя. Чего, увы, не произошло. Словно создателям фильма хотелось скорее добраться до момента «последней капли», когда сначала герою приходит sms’ка от жены с просьбой купить кофе, а затем вторая: «И круассан». Но даже тут режиссер выпадает из трагикомедийного жанра в абсолютную «чернуху», и в итоге зритель сочувствует не доведенному до крайности мужу, а тому случайному водителю, на котором герой выместил всю силу своего чувства.

Упомянутый «Клубничный пирог» Максима Елизарова хорош тем, как интригующе раскручивается в нем детективная история. К уже представленным событиям постоянно добавляются новые, меняя взгляд зрителя на общую картину. Несмотря на сладкое название, речь на экране идет о полицейских операциях и бандитских разборках. И роль клубничного пирога в этих мужских играх тоже оказывается весьма существенна. Правда, остался вопрос к авторам фильма, почему нецензурные выражения, звучащие из уст суровых героев, в какие-то моменты «запиканы», а в какие-то — нет. Это киноприем, забывчивость или выборка по методу личной цензуры? Впрочем, это не помешало «Клубничному пирогу» получить на фестивале «Золотую пиццу» в номинации «Лучший самарский фильм». В данном случае слово «самарский» подразумевало весь регион. Хотя тольяттинских фильмов в шорт-листе было три, а фильмов из Самары — ни одного. Повод задуматься, независимые кинематографисты столицы губернии!

Алёна САМСОНОВА
Драматург, кинодокументалист, член Союза кинематографистов России.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 13 декабря 2018 года,
№№ 19-20 (148-149)

Aviasales

  • 3
    Shares

Оставьте комментарий