Мнения: , ,

Ольга Кирпичева: «По душе то, что играю в данный момент»

17 февраля 2016

17-1_Кирпичева (2)

28-летняя пианистка родилась и начала заниматься музыкой в Тольятти. Ее творческая биография – движение по восходящей линии: выпускница Московской государственной консерватории имени Чайковского, лауреат международных конкурсов, стипендиат Международного благотворительного фонда Владимира Спивакова, концертмейстер и солистка фестивальных концертов МСО Поволжья.

В 2011-м Ольга Кирпичева принимала участие в Telhai international master classes с такими профессорами, как Д. Башкиров, Х. Рибейра, Э. Красовский, Р. Оора. Уже более 10 лет Ольга – активная участница концертов и фестивалей в России и Беларуси, Армении и Грузии, Германии и Чехии, Италии и Франции, Китае и Израиле.

В январе 2013-го пианистка выступила в качестве солистки камерного оркестра «Виртуозы Москвы» под руководством В. Спивакова в Тольятти.

Сейчас Ольга Кирпичева работает во Франции, успешно совмещая учебу с сольной карьерой и участием в трио «Медичи», в котором играет с сентября 2014 года. О том, как сегодня формируется современный музыкант и что питает исполнительский стиль, мы говорили накануне выступлений в родном городе. Ольга Кирпичева сыграла в Тольятти сольный концерт, концерт с филармоническим оркестром под управлением Анатолия Левина, а также участвовала в благотворительном вечере.

– Я начала заниматься музыкой в Тольятти, в музыкально-академической гимназии. С педагогами мне повезло. Начала заниматься фортепиано у Т. Н. Мокшиной и параллельно училась игре на флейте у И. В. Горской. Выпускные классы со мной занималась Л. В. Семенова [сейчас директор Тольяттинской филармонии]. Большую роль в моей жизни сыграл профессор Гнесинского института А. А. Александров, он бывал в Тольятти, привозил своих учеников. Это невероятный музыкант, педагог и человек. Я впитывала каждое его слово, занималась как одержимая по 7 часов в день. Затем приезжала на консультации в Москву: я была младшей среди его студентов, но уже не трепетала, чувствовала себя более уверенно.

Затем были годы обучения у Элисо Вирсаладзе в консерватории, и это опять колоссальное везение. На первый урок к ней я явилась только спустя 3 месяца после поступления: казалось, недостаточно выучен текст, многое надо еще отточить. Уровень требований был высок. Атмосфера занятий, когда один играет, а все слушают, затем общаются, очень плодотворна для студентов. Это как мастерская, как большая семья. Сидишь на диванчике и думаешь: неужели тому, кто за роялем, так трудно пассаж сыграть? А потом твоя очередь, и ты теряешься. Такая система была принята еще у Нейгауза. В колледже мне посчастливилось учиться у его ученицы В. М. Хорошиной.

На ваш взгляд, отечественная исполнительская школа продолжает лидировать в мире?

– Считаю, да. По крайней мере, когда меня спрашивают про моих учителей, я вижу, что их имена в Европе знают и почитают.

Как вы попали во Францию?

– В 2006 году вместе с трио из консерватории мы участвовали в международном конкурсе мюнхенского радио ARD, и, к сожалению, мы не прошли в финал. «С горя» поехали погулять в Париж. Мне там очень понравилось, и я загадала, что хотела бы там пожить. После окончания Московской консерватории поступила в аспирантуру и поняла, что требуется какая-то новая подпитка. К тому времени после очередного конкурса меня пригласил в свой класс известный израильский пианист Итамар Голан, он выступает в дуэтах с Максимом Венгеровым, Вадимом Репиным, другими музыкантами. Так я попала в его класс камерного дуэта в Национальной высшей консерватории музыки и танца в Париже. Обучение там бесплатное, но количество мест ограничено, надо было пройти творческий конкурс.

В сентябре 2014 года мы создали трио «Медичи» (скрипка, виолончель, фортепиано), с которым в настоящее время продолжаем совершенствоваться в бельгийской академии музыки «Шапель» имени королевы Елизаветы в Ватерлоо. Это частное заведение, созданное по инициативе королевы и бельгийского скрипача и композитора Эжена Изаи с целью не только совершенствования музыкантов, но и организации концертов, продвижения их имен. Наш профессор Мигель де Сильва в течение 25 лет был участником знаменитого квартета Изаи. В 2015-м мы стали лауреатами международных конкурсов в Вене и Мельбурне.

Чем отличается французская исполнительская школа?

– Мне кажется, что различия между школами преувеличены. Сейчас многое в формировании музыканта зависит от того, чем он дышит, какие впечатления его питают. Что касается французов, для них очень важна артикуляция каждого пальца – словно это отдельный маленький мозг. Важны нюансы, точность штрихов, детализация. На мой взгляд, у русских в исполнении больше широких жестов, выразительности «по-крупному»…

Чем вы занимаетесь в свободное время?

– В Париже много выставок и концертов, конечно. Недавно прошла выставка Шагала (второй раз за год!). Люблю ходить на симфонические концерты оркестра Де Пари (им руководит великолепный Пааво Ярви) и оркестра «Радио Франс». Не в обиду русским музыкантам, но у них очень качественные инструменты, что дает красочное, объемное звучание. Используется несколько иная фразировка, иные смысловые акценты. Интересен был концерт на инаугурации нового органа в Парижской филармонии с композитором и органистом Тьерри Эскешем. Недавно умер Пьер Булез, в память о нем проходят многочисленные концерты.

Недавно мне довелось участвовать в премьере произведения современного композитора Жана-Фредерика Небюржё, его фортепианная соната как раз написана под впечатлением от музыки Булеза. Играть ее адски трудно – со страшной скоростью там проносятся тридцать вторые и шестьдесят четвертые ноты, причем композитор отслеживает каждый звук! Это так называемая «открытая форма» – несколько пьес с двумя вариантами окончания, и в зависимости от creshendo или diminuendo в конце выбирается следующий номер пьесы, динамические оттенки как указатель в лабиринте.

В России сейчас популярен французский пианист Люка Дебарг…

– Я знакома с ним. Это великолепный музыкант, обладающий потрясающим слухом. В Париже популярны камерные концерты в частных домах или квартирах. Люди дружат с музыкантами, приглашают к себе поиграть студентов, общаются на темы искусства. Иногда пересекаемся.

Какую музыку любите вы?

– Мне по душе то, что играю в данный момент. Иначе никак. Если не проживаешь, не любишь то, что делаешь, никто и слушать не будет. Мой любимый композитор – Рахманинов.

Что в ближайших планах?

– 2 февраля предстоит участие в фестивале на швейцарском горном курорте Гштаадт. В течение 7 дней в одном зале там будут играть разные пианисты. Обязательное условие – современное произведение. Накануне встречу автора, который, надеюсь, поможет с трактовкой. Затем нам с трио предстоит ответственный концерт в престижном парижском зале Gaveau, где исполним Тройной концерт для скрипки, виолончели и фортепиано Бетховена. С нетерпением ждем этого события!

Анна Лукьянчикова

Музыкальный критик (Тольятти).

Фото Сергея Павлова

Опубликована в издании «Культура. Свежая газета», № 2 (90) за 2016 год

Aviasales

  • 1
    Поделиться

Оставьте комментарий