Афиша: ,

Новые лабораторные работы

20 октября 2015

БАХ-БАХ-БАХ

В театре «СамАрт» завершилась работа очередного этапа лаборатории «Молодая режиссура».

Рулетка для режиссеров

С 2009 года лаборатория дает возможность молодым режиссерам попробовать свои силы в постановке спектаклей для детей и подростков. Много времени эти пробы не отнимают – работа ведется в экстремальном режиме: уже через 3-5 дней на суд зрителей и критиков нужно предоставить эскизы. Играют в них актеры СамАрта и студенты СГИК.

После показа проходит обсуждение – сначала с детьми или подростками (в зависимости от возрастного ценза), потом мнение высказывают критики и руководители лаборатории: драматург Михаил Бартенев (Москва) и театровед, театральный продюсер Олег Лоевский (Екатеринбург).

Судить о способностях режиссера по эскизу – задача сложная. Это все равно что пытаться оценить вкус блюда до того, как оно приготовлено: ориентируясь на набор продуктов и умение кулинара презентовать свои знания о работе на кухне. При обсуждении требуются вкус, опыт и деликатность. Тактичность необходима, чтобы не нанести непоправимый ущерб творческому самомнению постановщика. Хотя об этом, кажется, заботятся только критики. Руководители лаборатории, напротив, в высказываниях не стесняются.

Некоторые особенно удачные эскизы (или показавшиеся интересными руководству театра) могут вырасти до размеров настоящего спектакля и занять место в репертуаре СамАрта. Так за девять лет афишу пополнили «Красная Шапочка», «Азбука Льва Толстого», «Про самого длинного червяка», «Птица Феникс возвращается домой», «Девочка со спичками» и «Сторожевая собачка».

Впрочем, создатели лаборатории утверждают, что ее цель – «противостояние среднему тюзовскому спектаклю». Главная проблема сегодняшнего театра – «приблизительно ясно». Нет подлинных мотивов. Выбор режиссеров для участия в лаборатории происходит почти случайно: «Сейчас в стране работает около 40 молодых режиссеров, из них 20 уже принимали участие в лаборатории, то есть они отпадают, но зато скоро появятся 10 новых. Это рулетка в большой степени».

«БАХ-БАХ-БАХ»

В этот раз выбор пал на четырех режиссеров из Москвы и Санкт-Петербурга. Первым эскиз представил Иван Пачин, выпускник двух факультетов Щукинского института: актерского и режиссерского (курс Р. Туминаса и Н. Дворжецкой). Иван работает в труппе Театра имени Вахтангова и является главным режиссером «Творческого объединения 9». Это союз выпускников театральных и музыкальных вузов Москвы, призванный делать мобильные и компактные спектакли, чтобы их можно было играть не только на театральных площадках, но и у ребенка дома.

К постановке Иван взял не то что новую, но даже еще не совсем законченную пьесу начинающего драматурга Юлии Поспеловой «БАХ-БАХ-БАХ». Главный герой – цирковой пес, который не может смириться с тем, что его бросили. С течением времени становится понятно, что хозяин ушел на фронт. Через попытки персонажей-животных осознать значение странных слов «война», «фронт», «героизм» зрителям раскрываются содержание этих объемных понятий.

В представленном возникали смысловые лакуны. Поскольку еще одна проблема, с которой призвана справиться лаборатория, – нехватка пьес для детей и подростков, литературный материал разбирался так же подробно. Критики признали очень удачной идеей преподнесение темы войны глазами животных: отраженный луч, как известно, бьет сильнее. Кроме того, текст при желании можно преподнести как антимилитаристскую пропаганду: «Звери не понимают, что такое война и зачем она нужна, значит, воевать противоестественно».

Драматург Юлия Поспелова, присутствовавшая на лаборатории, рассказала, что поставленных пьес в ее биографии еще нет, но были читки, эскизы. В том числе на фестивале «Любимовка», в «Театре.doc» (пьеса «Тапка»), на новой сцене Александринского театра («Всего лишь игра»), в Булгаковском театре в Москве («Покерфэйсеры» и «Герой на фоне дерева»). «Это был мой первый опыт плотной совместной работы с режиссером, – призналась Юлия. – Было решено, что раз драматург жив, то можно попросить о помощи. Не знаю, насколько я помогла, Иван – человек самостоятельный, у него свой взгляд».

«Плохой/хороший человек»

Еще одной современной пьесой, представленной на лаборатории, стала «В душе хороший человек» Светланы Баженовой. Антон Гриценко, выпускник режиссерского отделения Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства (мастерская А. Андреева), изменил название на «Плохой/хороший человек». Олег Лоевский выступил против этого: «Для меня это, конечно, никакой не «Плохой/хороший человек», он все-таки «В душе хороший человек», это более объемно, точно. Все мы в душе хорошие люди, включая убийц, насильников».

Текст пьесы звучит настолько современно, что первое время она кажется более подходящей для телевидения, а не для сцены. С одной стороны, это поможет наладить контакт с подростковой аудиторией спектакля, если таковой состоится. Но с другой – не потеряется ли идея за педалированием актуальности быта и речи? Наверное, провинциальный зритель не привык, чтобы с ним разговаривали на настоящем сегодняшнем языке.

«Приключения мышонка Десперо»

Магистрант ВТУ имени Щепкина Светлана Медведева принимает участие в лаборатории в третий раз, но впервые – в Самаре. Для работы она взяла детский бестселлер – «Приключения мышонка Десперо» Кейт ДиКамилло.

В густонаселенном эскизе Светлана заняла все пространство большой сцены СамАрта и значительное число актеров театра и студентов института культуры. Эта амбициозная задача не позволила автору сосредоточиться ни на сюжете, ни на деталях. В результате возникли и фабульные недопонимания, и непроработанные роли (что, конечно, объясняется и коротким сроком подготовки). Михаил Бартенев обратил внимание на главный недостаток эскиза – инсценировку, из-за чего некоторые не просто важные, но центральные мотивы и темы вообще исчезли.

Ворон

«Ворон»

Единственным обратившимся к классике оказался Алексей Логачев. Выпускник ГИТИСа (мастерская Е. Каменьковича и Д. Крымова) в этом году стал главным режиссером Саратовского академического театра юного зрителя имени Ю. П. Киселева. Он уже участвовал в самарской лаборатории с эскизом «Тарантул – мастер каллиграфии», который был принят без энтузиазма, поскольку вышел невнятно-запутанным.

Трагикомическую сказку Карло Гоцци «Ворон» Алексей представил в мрачно-ироничной манере. Тончайшая грань между готической эстетикой и пародией все время держала в напряжении, заставляя ловить себя на мысли: «Они это серьезно?». И даже эффектный финал, позволяющий ответить на этот вопрос отрицательно, не поставил окончательной точки в размышлении.

Режиссер и актеры ни в коем случае не глумятся над зрителем. Они как бы говорят: «Посмотрите, какая красивая история… Жаль, что такая далекая от нас…» И с ними соглашаешься, периодически переходя из состояния «это вообще не про сегодня» в «как поэтично и изысканно».

У кого-то вкуснее ингредиенты, у кого-то красивее кастрюля…

По эскизам невооруженным глазом видно, на чем сосредоточил внимание тот или иной режиссер. Это зависит в том числе и от выбранного материала – если некоторые тексты так и просятся на сцену, то некоторые даже сложно представить, как можно поставить.

К последним относится, например, «БАХ-БАХ-БАХ». Иван Пачин все усилия бросил на перевод художественной условности в реальность: как изображать собак, гуся и козу? Как отобразить военную действительность и показать ее их глазами? Антон Гриценко сосредоточил внимание на современности обстановки, диалогов, движущих мотивов персонажей, деталей. Светлана Медведева отлично справилась с подбором актеров на главные роли и удачно освоила пространство большой сцены. Алексей Логачев сконцентрировался на создании готического полотна, сделав акцент на эстетику и стиль: грим, пластику, ритм движений и поэтической речи.

Лабораторные опыты этого года завершены, начинается работа на сцене начисто, «взаправду».

Маргарита Прасковьина

Фото Елены Ползиковой

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета» № 16-17 (83-84) за 2015 год

 

Оставьте комментарий