События: ,

Музыкальные диалоги от капеллы «Золотой век»

30 января 2017

В Евангелическо-лютеранской церкви Святого Георга состоялся вечер камерной и органной музыки. Дуэт музыкантов известной московской барочной капеллы «Золотой век» Александра Листратова(виолончель) и Алексея Шевченко (орган) собрал аншлаг. Не только основные, но и специально организованные дополнительные места были заняты, а многие слушатели внимали исполнителям стоя. Но даже такие обстоятельства не заставили никого покинуть зал, в котором царила особая рождественская атмосфера.

Программа концерта порадовала стройностью драматургии и жанровым разнообразием. Великолепной аркой, перекинутой от начала к завершению концерта, стали четырехчастные сонаты Антонио Вивальди для виолончели и баса континуо. Обе сонаты, написанные в ля миноре, создали столь значимое для концерта тональное единство. Творчество Иоганна Баха было представлено концертом и хоральными прелюдиями для органа, а также фрагментом из сюиты для виолончели соло. Своеобразием музыкальной формы отличались виртуозные каприсы Иосифа дель Абако и ричеркар Доменико Габриели, одного из первых авторов произведений для солирующей виолончели.

Специализирующиеся на музыке барокко исполнители представили в Самаре и сочинения композиторов других эпох. Удивительно созвучно золотому веку барокко прозвучали фантазия фа минор – уникальное сочинение в творческом наследии венского классика Вольфганга Моцарта и пассакалия ми минор Оскара Вермана, представителя немецкого романтизма.

Идея музыкального диалога, вынесенная в название программы вечера, по-барочному зеркально множила свои смыслы, находя своеобразное преломление в каждом произведении. Корректный профессиональный комментарий ведущей концерта музыковеда Анны Карповой уверенно направлял внимание слушателей, переключая интерес от одного сочинения к другому.

Листратов и Шевченко трактуют музыку в первую очередь не как искусство звуков, а как особый тип высказывания и общения. Тембры виолончели и органа персонифицируются, словно превращаясь в человеческие голоса, и музыкальный дуэт обретает значение диалога. Необычайно возрастает значение каждой интонации, каждой музыкальной фразы, которые становятся выразителями определенных эмоциональных состояний: гнева, печали, грусти, тоски или нежного томления. Благодаря высочайшему мастерству музыкантов-исполнителей наблюдение за постоянно изменчивыми движениями человеческой души было чрезвычайно увлекательно, а погружение в атмосферу музыкально-интеллектуальной беседы даровало истинную радость.

Концерт до мажор Иоганна Баха – переложение оркестрового концерта Антонио Вивальди для органа – актуализировал мысль о воображаемом диалоге двух гениев. Фанфарные интонации, усиленные регистровыми уплотнениями, зазвучали особенно торжественно и празднично в многокрасочных тембрах органа. Казалось, солист поставил перед собой сверхзадачу: открыть перед слушателями новые возможности знакомого инструмента.

Хоральная прелюдия Wir glauben all’an einen Gott – истовое моление «Верую!» – настроила на сосредоточенное размышление. В особой атмосфере по-рождественски украшенной евангелически-лютеранской церкви воззвание к небесам прозвучало очень искренне и страстно.

Целую гамму настроений раскрыл Александр Листратов в ричеркаре in d Доменико Габриели. Череда разнохарактерных музыкальных эпизодов – танцевального, песенно-ариозного, импровизационного – пронеслась словно на едином дыхании. В этом произведении исполнитель показал высочайший класс артикуляции и разнообразие штрихов.

Настоящим виртуозом проявил себя Алексей Шевченко в Фантазии фа минор В. Моцарта. Далеко не всем музыкантам покоряется это произведение. Оно написано композитором для «органа-часов» – своеобразного музыкального автомата, популярного в XVIII веке. Такой механический инструмент, вмонтированный в часы, играл без помощи органиста. Исполнение А. Шевченко поразило яркостью и изяществом, отточенностью сложнейших пассажей и выразительной аффектацией.

Пассакалия ми минор О. Вермана явно ориентирована на известную баховскую пассакалию. Ее изящная кантилена, энергичные динамические нарастания и красочные гармонии покорили слушателей. Эффектное исполнение этого малоизвестного произведения помогло оценить его как забытый образец романтической эпохи, явно заслуживающий внимания и признания публики.

В заключение концерта музыкальный диалог солистов обрел новое качество. Голоса инструментов в вивальдиевской сонате снова слились в единый ансамбль, согласованное звучание которого подарило настоящее эстетическое наслаждение.

Анна ЛАЗАНЧИНА

Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент СГИК.

Фото Валерия ИВАНОВА

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре», №№ 1–2 (109–110), 2017, Январь

Модель поезда, конструктор

Деревянные игрушки для детей — лучший подарок на день рождения. Масштаб: 1:24, кол-во деталей: 308.

Заказать
  • 16
    Поделились

Оставьте комментарий