События: ,

Кучкуйтесь, господа! Да поближе к народу!

14 декабря 2015

_DSC0007

Заглянувшие в зал «Консерватория» еще за час до начала концерта могли видеть небольшую, но постепенно прираставшую кучку. На глазах прираставшую, обретавшую могущество и мощь. Самарская Могучая кучка состоит из композиторов, как ей и положено со времен Балакирева да Стасова.

К композиторам примыкает стремительно вымирающее племя музыковедов (здесь, в композиторском союзе, они в сравнительной безопасности – как в Красной книге). Кучка кучкуется с похвальной регулярностью (залог тому – неиссякаемая энергия нашего руководителя Марка Левянта). Вот уже два года радует самарцев композиторский абонемент в филармонии, камерные концерты проходят в зале института культуры. Композиторский фестиваль «Музыкальные автографы» – тоже одна из инициатив Левянта.

Наша богатырская композиторская «кучка» прирастает и исполнителями. Блестящий исполнительский коллектив, лауреат всероссийского и международного конкурсов, обладатель Губернского гранта в области культуры и искусства, ансамбль народных инструментов Самарской государственной филармонии «Волга-folk-band» в звездном составе: руководитель ансамбля Дмитрий Буцыков (балалайка прима), Татьяна Полумордвинова (домра малая), Ирина Исаева (домра альтовая), Дмитрий Косяков (балалайка альт), Ринат Хабибуллин (балалайка контрабас), Дмитрий Власенко (баян), – исполнил «хит»: кадриль из музыки М. Левянта к спектаклю «Любовь и голуби». Музыка не новая, давно и прочно вошедшая в самарское «музыкальное сознание», многими сейчас воспринимается как народная (что, как считается, для творца уже само по себе – величайшая награда) – но эта, можно сказать, самарская классика прозвучала у нашего народного ансамбля поразительно свежо.

Отдельно об исполнителях. Особенностью самарской музыкальной жизни является внимательное, бережное и даже, можно сказать, нежное отношение исполнителей к нашим композиторам. Сколько великолепных музыкантов брались за воспроизведение творчества своих композиторских собратьев!

Вот скромно устраивается за роялем Павел Назаров – пианист, говоря о котором, каждый самарец прибавляет: «Паша – гений!». Ну, может, не каждый – с каждым из полутора миллионов самарских жителей о Паше как-то не удалось переговорить, но я, во всяком случае, это словечко прибавляю. Каждый раз почтительно, как титул, употребляю это громкое определение. «Гений-Паша» – вроде как «Сэр Иегуди Менухин».

Сыграл Павел Назаров фортепианную партию «Потешных небылиц» Аллы Виноградовой – и ее интересная, самобытная музыка засверкала ну просто как песни Мусоргского! Как «Раек»! Надо отдать должное и вокальному ансамблю «Настроение» музыкальной школы имени Д. Шостаковича (руководитель Полина Ефимова): дети пели «Небылицы» исключительно хорошо, выразительно, артистично, с хорошей дикцией, чистой вокальной интонацией. Юные исполнительницы разыграли целые театральные сценки. Очаровательный «поросеночек» из второй песенки – «Свинка Ненила сыночка хвалила» – прелестным звонким голосочком хрюкал, показывал свиные ушки, пятачок.

Об исполнителях я заговорила не просто так. Не только для того, чтобы спеть им небольшую оду. Какой-то неуловимый баланс существует между творчеством и исполнительством. Продвигаясь по пути исполнительского совершенствования, музыкант оказывается все ближе и ближе к композиторскому творчеству. Полное владение всеми тайнами чужой музыки подталкивает к тому, чтобы перейти на следующую ступень – от интерпретации только шаг до сочинения своей музыки.

Такие композиторские инициативы произрастают из фундаментального исполнительского образования. Тольяттинский музыкант Александр Попков окончил военно-дирижерский факультет Московской консерватории. Кто бы сомневался, в Московской консерватории, покрытой полуторавековой славой: военного дирижера как следует научат не только дирижировать, но и фортепиано владеть! Попков не первый раз выносит на публику свои фортепианные сочинения, которые сам и исполняет наилучшим образом. На этот раз в триптихе «Жизнь человека. Три времени жизни» к фортепианному звучанию прибавилась и вокальная строчка. Ее композитор тоже озвучил сам.

А вот артист хора Самарского оперного театра Сергей Степанов свой романс на слова Есенина почему-то сам озвучивать не стал. Сергей тоже пришел в композицию через другую специальность (по первому образованию он музыковед, окончил институт культуры – Самарскую академию культуры и искусств, как она тогда называлась).

Самарская музыка = самарскому характеру? Но музыка музыке рознь. Самарский характер поворачивается к нам разными сторонами. В нем, в нашем родном менталитете, и мягкая элегантность «Пяти романсов на слова П. Верлена» Леи Витковской, и высокодуховная энергетика песнопений Илоны Дягилевой.

Но не забудем и не так давно замелькавший бренд «Самара – космическая столица». Вот на проспекте Ленина ракета уже космос своим носом дырявит. А там, на продырявленном небе… Там звездочки. Думаете, это просто острые гвоздики? Нет. Это космические волшебные колокольчики. В своих «Небесных колокольчиках» Дмитрий Буцыков дал услышать, как в райских сферах острые уколы пиццикато балалайки преображаются в поющие и медленно затихающие звуковые колонны. (Как это делается? Не знаю, но слышу – и трепещу.)

Эффектные звуковые нововведения – и в «Дыхании ветра» Илоны Дягилевой. Ханг – относительно новый инструмент со многими тембровыми возможностями, плюс виолончель. Чтобы было видно, на кого ветер дует и что с ними, с продуваемыми то есть, делается, два танцора из хореографического ансамбля «СКРИМ» института культуры (руководитель Эльвира Первова) пластическими средствами комментируют вздохи виолончели и неописуемо странный, какой-то лунный, венерианский, фантастический тембр ханга.

Противоречите вы сами себе, Наталья Анатольевна, скажет внимательный читатель. Призываете поближе к народу придвинуться, а сами про какую-то там космическую энергетику, странные тембры и гениальных пианистов. Где тембры, а где народ?!

Народ – в двух ярких, как расписные пасхальные яички, сочинениях: «Расскажу тебе, кума» Илоны Дягилевой и «Обманута копейка» Павла Плаксина на слова Надежды Акисовой. Как бы обозначить жанр «Копейки»? Ничего общего с бетховенским «Рондо по поводу утерянного гроша» – ничего, кроме рондальности. Рефреном рондо у Бетховена выступает все время слегка изменяющаяся тема (ну, понятно, композитор то по карманам шарит, то из-под кровати пытается щеткой копейку выгрести, то мусорное ведро инспектирует). У Плаксина рефрен рондо – народная мудрость из разряда вечных истин. И ничего в ней не меняется: обманута копейка карман жжет, впрок не идет. Исполнительский коллектив обыгрывает «Копейку», превращает ее в театрализованную сценку (Наталья Купина – вокал, Алексей Раскопов – флейта, гитара, Альберт Носков – скрипка, Павел Плаксин – фортепиано).

Повествование невольно сбивается опять на оду исполнителям. «Расскажу тебе, кума» – как расписная глиняная игрушка, как народный лубок. Такое приятно исполнять, такое требует народных костюмов. Сейчас вернемся и к исполнителям. Но сначала позвольте мне удивиться – и даже восхититься: в одном концерте композитор сделала три маленьких шажка. Всего три, а как полно себя показала, переступая с одной жанровой ступени на другую.

Три стиля, три разных типа образности: космизм «Дыхания ветра», звучащий храм «Песнопений», «Кума» – пестрая радость русского праздника. При максимально ограниченной концертной площади И. Дягилева сумела отразиться во всех трех гранях «слушательского трюмо». Что в центре этого своеобразного трюмо? Для меня – церковные песнопения. Рука тянулась музыковедчески описать эту работу – что называется, проанализировать. Не время и не место! Будь скромнее, музыковед, и люди к тебе потянутся! А сказать спасибо исполнителям никогда не поздно: это вокальный ансамбль «Вирджинис» института культуры (руководитель – Елена Юнек). В «Куме» солировала Наталья Павлова. Ее инструментальными партнерами были музыканты ансамбля «Балаlike» Дмитрий Буцыков и Дмитрий Косяков. Партия фортепиано – Елена Меркулова.

«Кучка» отстрелялась. Теперь у каждого героя вечера – композитора или исполнителя – вокруг своя кучка нарастает, слушательская. Не первый раз замечаю: после композиторских концертов в зале царит очень приятная атмосфера всеобщего умиления, радости, почти семейного тепла. В этой атмосфере отогревается душа.

Наталья Эскина

Музыковед, кандидат искусствознания, член Союза композиторов России.

Фото Александра Родина

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 20 (87) за 2015 год

 

  • 2
    Поделились

Оставьте комментарий