Наследие:

10 бессмертных образов Алексея Петренко

23 февраля 2017

Скончался Алексей Петренко. Великий украинский и русский актер. Огромный и обожаемый. За полвека он сыграл свыше ста ролей в театре и кино. Самкульт отобрал несколько из тех, что останутся навсегда.

Распутин

Агония

Первая же главная роль в кино сделала  Петренко культовым актером. О Григории Распутине в Советском Союзе, не то, чтобы умалчивали, но много недоговаривали. Фильм, который начинал еще Эфрос, снимали больше десяти лет, переделывая и доделывая без конца, так как фигура старца Григория и сексуальный контекст его деятельности были неразрывны, а в пуританском СССР секса не было.

В итоге фильм Элема Климова был продан на Запад и показан на фестивале в Венеции в 1982 году, где получил приз Фипресси. Но советские зрители увидели его только после начала перестройки. Распутин, сыгранный Петренко, несомненно лучшее воплощение этого исторического персонажа в кино. А сам фильм, несмотря на изрезанность и изначальную советскость, гораздо честнее и ярче описывает эпоху (теперь уже вековой давности), чем большинство современных поделок.

Петр Первый

Сказ про то, как  царь Петр арапа женил

Петр Петренко — один из самых ярких царей в советском кино эпохи застоя. Его Петр несомненно велик, одновременно по человечески симпатичен и страшен. Безумие благородное по происхождению. Тихим и добрым голосом говорит он арапу Ибрагиму про то, как строит корабли и фортеции, как не хочет оставлять Россию лихоимцам.

И вроде бы, по замыслу режиссера Митты, этот проникновенный монолог, свет солнца, сквозь мачты первых русских кораблей — это позитив. Светлое будущее, вместо дури придворных старой бородатой, в самом прямом смысле, Руси. Но сквозь усталую уверенность императора просвечивает вкрадчивая маниакальность. Этот талант Петренко — играть великих безумцев — развернется в полной мере при исполнении роли другого правителя России, а фильмом Митты нужно просто наслаждаться — он прекрасен по всем параметрам.

Кока

Серсо

Легендарная постановка Анатолия Васильева, шедшая в середине восьмидесятых на малой сцене Таганки. Несколько лет назад, при участии Васильева, из старых видеозаписей был сделан фильм, который мы и предлагаем вам посмотреть.

Потому что этот спектакль прекрасен и, как говорят люди, видевшие его на сцене, в фильме удалось сохранить атмосферу спектакля “доказывающего, что идеал возможен”. Представителем этого идеала — одновременно жалким и величественным, как раз и выступает Кока — герой Петренко. Смотрите внимательней.

Слава Кулигин

Беда

Петренко великолепен в роли русских алкоголических натур. Этот мрачный, но сильный фильм погружает нас в давно ушедшие реалии советского быта. Казалось бы, но образ тихо (а иногда и громко!) спивающегося русского мужика, за прошедшие годы не утратил актуальности.

Огромное наслаждение доставляет актерская пара Петренко-Бурков. И понятно, что это наша вечная и страшная беда, но кто из мужиков бы отказался, если б эти двое предложили: третьим будешь?

Воронцов

Прощание

Фильм, начатый Ларисой Шепитько, и законченный, после ее смерти, мужем — Элемом Климовым. Литературная основа — “Прощание с Матерой”. История о том, как сотни деревень затапливаются при строительстве новых ГЭС и люди не хотят покидать обжитые места, даже ради триумфа идеи социализма и электрификации всей страны.

Петренко в роли начальника строительства ГЭС рисует сложный психологический образ, его монолог о вере звучит убедительно, если не знать, что вера в светлое будущее будет жестоко обманута. Мы знаем. Сложный фильм, который надо пересмотреть хотя бы потому, что это — про веру в сильное и справедливое государство, на благо которого можно растоптать несколько сотен (или миллионов) человеческих жизней.

Голиаф

В.Давыдов и Голиаф

Именно эта короткометражная история и выступление в программе “Вокруг Смеха” с крылатой фразой: “Сухой, как лист, сухой” сделали Петренко одним из самых любимых артистов страны.

Пионер, выслеживающий пьющего несуна… Было, конечно, в сюжете этой истории что-то от Павлика Морозова, но в эпоху развитого социализма рассказ становится совершенно беззлобным, интонация не обличительная, но ироническая, наказание носит символический характер, а симпатии публики однозначно на стороне нетрезвого Голиафа.

Пол Дик

ТАСС уполномочен заявить

В этом пафосном, на грани комичного, шпионском триллере с элементами геополитики, Петренко сыграл небольшую, но запоминающуюся роль честного западного журналиста из газеты с пророческим названием Post. И несмотря на ограниченное время и второстепенность персонажа, он произносит несколько неожиданных монологов, например, про медиа. Честно, не знаю, как в первоисточнике у Юлиана Семенова, но в устах Петренко эти слова о классиках XX века становятся понятны только сейчас, когда медиа разворачиваются все шире и входят все глубже.

Мокий Кнуров

Жестокий романс

Есть ощущение, что жизнь в России, до революции, у многих наших сограждан ассоциируется, прежде всего, с этим фильмом. А богатейший купец Кнуров, блестяще сыгранный Петренко — это для нас воплощенный русский капиталист, купец-милионщик. Именно о таких, как он, вздыхают сегодня — вот были ж люди. Но сквозь широту души и щедрость проглядывает мерзость — всё куплю, и всех. Денег хватит. Впрочем, этот фильм надо смотреть без оглядки на историю русского капитализма, но,  как в первый раз — онемев от красоты и блеска картины.

Генерал Радлов

Сибирский Цирюльник

Один из немногих явно отрицательных персонажей в фильмографии Петренко. Впрочем, тоже не сказать, что совсем уж плохой герой. Симпатичный даже, в своей удали и ухарстве, в своем развороте широкой души русской. Впрочем, отчество у генерала по сценарию — Карлович.

Но водку пить на масленицу и участвовать в гуляниях это не мешает. Так же как и сделать предложение руки и сердца американской авантюристке. Охранители, они такие. Петренко переигрывает в фильме всех вчистую, и грустно становится из-за того, что в этой новой эпохе не советского, но российского кино, только в фильмы Михалкова актер его масштаба мог поместиться полностью.

Иосиф Сталин

Пиры Валтасара

Кооператив “Политбюро”

Смерть Таирова

Вольф Мессинг

Навстречу шторму

World War II Behind Closed Doors

Петренко пять раз сыграл Сталина и один раз — его двойника. Начиная с перестроечного фильма “Пиры Валтасара”, по произведениям Фазиля Искандера. С точки зрения современного зрителя, в этом фильме почти ничего не происходит, но в 1989 году эти полтора часа люди смотрели на экран завороженно, как будто это документальная съемка и разоблачение небывалой силы. Сила действительно была. Прежде всего, в игре Петренко. Неслучайно, его, не имеющего  особого внешнего сходства с отцом народов, приглашали на роль Сталина не только отечественные кинематографисты, но и BBC, и HBO.

  • 19
    Поделились

Оставьте комментарий