Мнения:

Валерий Бондаренко о «Франкофонии» Александра Сокурова

6 апреля 2016

Francofonia_5

Самульт публикует этот текст с любезного разрешения Александра Зинина, по той простой причине, что фильм Сокурова — это лучшее произведение киноискусства в России и мире за последние несколько лет. Это очень необычное и новаторское кино, глубокое невероятно. Обойти его вниманием преступно, по отношению к читателям. Фильм надо смотреть обязательно! Впрочем, об этом все лучшие слова нашел Валерий Бондаренко.

Франкофония. Александр Сокуров.

francofonia_21168_600_0_90

Вышла картина Александра Сокурова «Франкофония».
Александр Сокуров – режиссер номер один в современном российском кино, да и не только российском. Поэтому каждая его картина под пристальным вниманием. Тем более эта картина, о которой было известно, что она снята в каком-то таком непонятном жанре – то ли это игровое кино, то ли это не игровое кино. И возникло оно странно – Лувр, знаменитый музей, заказал Александру Сокурову документальный фильм о Лувре, и вот если вы посмотрите этот фильм, вы увидите, что снял Александр Николаевич. От этой истории испытываешь легкое потрясение! Какая-то смелость невероятная! Умение говорить то, что хочется, делает Сокурову честь. И делает честь его продюсерам, — это не только Лувр, это еще и Германия, и Голландия, ну и конечно Франция, о которой идет речь.
Для сюжета картины был выбран наверное самый противоречивый момент в истории Лувра. Вторая мировая война, немцы заходят во Францию, оккупируют Париж, и Париж сдается немцам, и не просто сдается, а сдается, ну если не с восторгом, а с какой-то такой готовностью, с легкостью. И вот ситуация, когда есть директор Лувра и есть знаменитый немецкий военачальник граф Меттерних, который был ответственен за Лувр перед немецким командованием и лично перед Гитлером. И вот история про то, как эти два человека спасают Лувр. Казалось бы. Но это еще и история о том, что такое музей, что такое картины, как музей и картины связаны с войнами, как они связаны с историей завоеваний и вообще, что это за путешествия знаменитых картин из страны в страну, из музея в музей. Это же всегда еще история воровства! Это история захвата! И это история не только Лувра, но и любого большого музея.
Но самое главное в картине то, что Сокуров коснулся темы почти табуированной. У французов мало чего про это написано. Уу англичан значительно больше, потому что, я думаю, они злы на французов. У нас про это тоже всего очень мало. Речь идет о коллаборационизме. Ну все знают о людях, которые сотрудничали с гитлеровской Германией во Франции. Все знают, что было когда вернулся генерал Де Голль, — женщинам обрезали волосы и голыми гнали их по улицам, наказывали тех, кто сотрудничал с Германией. Но позже, стало появляться большое количество фильмов (ведь все делают фильмы!) про Движение Сопротивления во Франции, и создалось впечатление, что оно было таким … мощным.
Тема табуирована вот почему: если почитать английские источники, становится понятно, что не таким уж и сильным было Движение Сопротивления во Франции! Более того, его организовали англичане! Более того, англичане организовывали его часто насильно,- французы не очень-то и хотели! Более того, французы как-то прижились с немцами! Более того, и у Сокурова об этом в фильме говорится, французские студенты стали с удовольствием изучать немецкий язык, возникло какое-то желание постигать все немецкое! Более того, в Париже никто ничего не разрушал, все осталось на своих местах, не была тронута ни одна картина, — с них сдували пылинки. Вообще – мир и дружба! Действительно — отношения двух сестер, как об этом говорит Сокуров.
Смысловой узел картины в том, что параллельно, чуть позже, будет происходить в городе Ленинграде. Там, где погибнет миллион человек во время блокады, где дана была рекомендация стереть все с лица земли, где обстреливали Эрмитаж, не говоря уже про Русский музей, где все эти знаменитые улицы –Фонтанка, Литейный, Невский, где люди от голода ели людей. И в фильме Сокурова идет хроника, где лежат на улицах трупы, плетутся ленинградцы, трупы некому убирать, они гниют, есть нечего вообще ни чего… Вот такие вот две войны!
И про все это Сокуров снимает картину на деньги Лувра, на деньги Германии, Голландии, Франции! Смотреть на это поразительно! Продюсеры фильма просто потрясающие – они не испугались вот такого поворота вопроса!
А ведь за этим вопросом самая больная тема нашего времени и последних дней – Мы и Они! Над этой темой бился и 19-й век и Серебряный век, да и сейчас бьются. Ну все таки мы одни и те же или нет? Почему гитлеровская Германия Лувр охраняет, — это для нее родное, а Эрмитаж можно стереть с лица земли? Почему одни близкие, а другие далекие? И почему в России война шла действительно за каждый куст и за каждую деревню, а во Франции нет? И в России были невероятные людские потери и города были сожжены, а во Франции нет? Как так получилось? Одни или не одни?
Но Сокуров не был бы великим режиссером, если бы не показал, что наряду со всем этими фактами и вопросами, с другой-то стороны – Лувр спасли! А ведь мог исчезнуть! И вот в этом контексте возникает этот сложный вопрос, на который, пожалуй, нет ответа, — надо было биться там в Лувре за каждый этаж? Стрелять и умирать? Делать так, как, с уверенностью можно сказать, было бы, если бы немцы вошли в Ленинград? Но тогда бы не было всех этих картин, всей этой красоты! Какова цена? Каков компромисс?
И Сокуров опускается еще дальше – в наполеоновскую эпоху. Наполеон привез в Лувр все эти сокровища, он сделал Лувр музеем, он вывез их из покоренных стран, из своих походов и чувствовал в этом свою заслугу. Но что это такое тогда? Это оборона краденого? Или нет? Да и у нас, в наших музеях стоят военные трофеи, — они тоже откуда-то вывезены. Очень сложный вопрос! Ответов нет, только огромное количество вопросительных знаков.
И такова же поэтика фильма, то, как он сделан. Есть документальные эпизоды (их озвучивает сам Сокуров), и есть игровые эпизоды. Вдруг возникает фигура Наполеона. Вдруг возникает какая-то женщина – Марианна, которая всюду, к месту и не к месту кричит «Свобода! Равенство! Братство!», хотя в контексте фильма этот лозунг становится весьма и весьма туманным, потому что кому-то конечно и так, а вот тем у кого это имущество вывозят придется какой-то другой смысл этого лозунга нести в своем сердце.
Эту картину обязательно стоит посмотреть. Это то, чего хочется! Хочется чтобы были режиссеры, которые смело ставят очень острые вопросы человеческой истории, на которые нет ответов и по сей день. Хорошо, что есть Александр Сокуров и жаль, что таких режиссеров, способных ставить такие вопросы, в мире вообще очень мало. Если мы не будем над этими вопросами размышлять, в нашем мире мало чего изменится к лучшему.

21416-Francofonia_6_-_Johanna_Korthals_Altes__Vincent_Nemeth-e1452115854917

Источник

  • 37
    Поделились

Оставьте комментарий