В жанре элегии о китах вчерашних и сегодняшних

10-1_1_orkestr

Раз-два-три-четыре-пять… Это не про зайчика, который погулять вышел. Это я пытаюсь со-считать, сколько человек еще помнят Первый конкурс Кабалевского (1962). В Самаре как раз пять получается. Я среди них, а то не заводила бы об этом речь. Нет, кажется, я все же шестая.

Конкурс имени Дмитрия Борисовича КАБАЛЕВСКОГО сильно занимал тогда умы куйбышевцев. Часами велась трансляция. С восторгом подхватывались педагогические идеи Кабалевского – помните? Музыка стоит на трех китах: песня, танец, марш. Вообще-то традиционно считается, что на трех китах стоит черепаха… Может, музыка и есть черепаха?
Высокий и худой, неотличимо похожий на Дон Кихота (только без копья, без Росинанта, Санчо Пансы и ослика Серого), Кабалевский не ограничивался сидением на председательском месте в жюри. Он охотно выходил в народ, ласково склонялся к пионерчикам в красных галстучках (сейчас поголовье конкурсантов сильно взрослеет, а пионерская форма безвозвратно устарела).
В этом месте статьи журналисту полагается проявить сухость, а потом увлажнить свои и читательские глаза слезой. Сухость состоит в изложении статистических данных. Сколько конкурсов прошло? С какой периодичностью? Когда и почему случился перерыв? Сколько конкурсантов получили премии за эти годы? Каков будет конкурс 2016 года?

В первом (отборочном) туре конкурса в номинациях «Фортепиано», «Скрипка», «Академическое сольное пение», «Композиция», «Музыковедение» приняли участие 132 молодых музыканта в возрасте от 10 до 25 лет из Великобритании, Корейской Народно-Демократической Республики, Республик Беларусь и Казахстан, а также из 5 федеральных округов России, 14 регионов, 30 территорий и 72 учебных заведений.
Самарскую область представят 84 участника из Самары, Тольятти, Сызрани, Жигу-левска, Новокуйбышевска, Октябрьска, Отрадного и Нефтегорска.

10-1_3_zhyuri

Во втором туре мастерство 116 юных дарований оценит профессиональное жюри, состоящее из известных деятелей в области музыкального искусства – именитых профессоров, народных, заслуженных артистов России, заслуженных работников культуры Российской Федерации.
Председатели жюри конкурса:
• ТАРАКАНОВ Альберт Михайлович, профессор Саратовской государственной кон-серватории имени Л. В. Собинова, народный артист России – номинация «Фортепиа-но»;
• ПРОПИЩАН София Наумовна, профессор Нижегородской государственной консерватории имени М. И. Глинки, заслуженная артистка России – номинация «Скрипка»;
• ЖУРИНА Ирина Михайловна, профессор Российской академии театрального искус-ства, народная артистка России – номинация «Академическое сольное пение»;
• КИРНАРСКАЯ Дина Константиновна, проректор Российской академии музыки име-ни Гнесиных, профессор, доктор искусствоведения, доктор психологических наук – номинации «Композиция» и «Музыковедение».

«Сухость» этим ограничиваем. Персональная память, субъективные впечатления… Зададим элегический вопрос: а как было полвека назад?
Конкурсанты-1962: претендентками на первое место были две девочки. Наша – Наташа Шаталова (Файн) и маленькая пианистка из Казани. Для меня вопросов не было – конечно, наша! Не из самарского патриотизма, а просто по характеру пианизма. Во-первых, очень хорошая школа. Прекрасный вкус. Во-вторых, мягкая музыкальность. В-третьих, индивидуальная интонация, свой голос. Наконец, артистическое, музыкантское обаяние. У тринадцатилетней школьницы уже слышно было.
А ее казанская соперница? Резковатый звук. Этакая смелость, лихость. Дерзость. Что называется, пионерский задор.

Д. Б. Кабалевский как раз такое любил. Дерзость плюс задор – это сочетание его прельщало почему-то. Видимо, понимал как приметы нашего советского детства. Я имела честь читать переписку члена жюри А. В. Фере с Кабалевским. Д. Б. колебался. А. В. между двумя девочками выбирал более перспективную именно в музыкально-артистическом отношении. Результат мы знаем: лауреатом первой премии стала Наташа Шаталова.

Белый фартучек парадной школьной формы… По-моему, косички 13-летняя Наташа тогда еще носила. Телевидение набежало. Стало дубли снимать. Бесконечное количество. И каждый раз «Экоссезы» Бетховена и фа-минорный «Музыкальный момент» Шуберта Наташа играла одинаково безупречно – не уставала от повторений, не пугалась камеры.

Жюри: кроме нашего Алексея Васильевича, запомнилось еще несколько знаковых фигур. Я. И. Мильштейн, например, приезжал, знаменитый историк пианизма, автор двух-томного труда о Листе, друг С. Рихтера. С почтением разглядывали. Сидел в жюри замеча-тельный пианист из Горького И. И. Кац. Кабалевский председательствовал.

Пятьдесят лет прошло. 54, если быть точными. Мы безвозвратно выросли. Конкурс тоже. Поволжский конкурс юных пианистов постепенно превращался в Международный конкурс молодых музыкантов. К пианистам добавились скрипачи, вокалисты, музыковеды и композиторы. Музыковедение резко повзрослело – добавились консерваторцы младших курсов. В конкурсных программах исполнителей появились, кроме откровенно детских пьес, и произведения, с которыми, в принципе, можно и на «взрослые» конкурсы.

Взрослеет и наш конкурс. Скоро усы вырастут…
Вот уже цифры XXV на конкурсных афишах. С трепетом приступаем к очередному конкурсу Кабалевского: на этот раз его освящают имена двух юбиляров, двух великих рус-ских композиторов ХХ века – Сергея Прокофьева (125-летие со дня рождения) и Дмитрия Шостаковича (110-летие).

Давно ушли в прошлое те времена, когда конкурс разворачивался в более или менее камерной обстановке музыкального училища. Конкурс открывается в филармонии.
– Сейчас хор выпустят, – говорит моя соседка. – Слышу, как они распеваются.
– С оркестром, – добавляю я. – Слышу, как валторнист разыгрывается.
Так и происходит. Открывается занавес – оба коллектива на сцене. Хор и оркестр. Торжественной «заставкой» к большой праздничной программе оказывается кантата Каба-левского «Песня утра, весны и мира» на слова Ц. Солодаря для детского хора с симфоническим оркестром. Исполнители – хор первой ДМШ имени Д. Шостаковича, академический симфонический оркестр филармонии (дирижер – народный артист России Михаил Щербаков).

10-1_2_nazarov

С трепетной любовью встречает публика героев прошедших лет, лауреатов прошлых конкурсов Кабалевского. Выступление Павла Назарова в любой сборной программе делается сенсацией. Самарцы любят присовокуплять к его имени слово «гений». Послушав свою музыку в его интерпретации, любой композитор тут же проникнется сознанием своей важности, значительности, сам своему таланту удивится.
На открытии конкурса Назаров сыграл «Пражский» фортепианный концерт Кабалев-ского, написанный в 1979 году специально для Самары, для очередного конкурса. Почти сорок лет концерту, а все еще его музыка поражает свежестью, изобретательностью, бур-ной виртуозностью. Впрочем, виртуозность в музыке Кабалевского рассчитана на удобство для исполнителя, сама ему «под руки» ложится.

Солистка театра «Астана Опера» заслуженный деятель искусства Республики Казахстан Айгуль Ниязова, обладательница красивого, легкого сопрано, спела «оперный хит». Как же без хита-то? На конкурсе без хита – как в море без кита! Кит, правда, был невелик – ария Лауретты из оперы Дж. Пуччини «Джанни Скикки».
Лауреат Государственной премии Республики Беларусь Олег Ходоско представил несколько частей из своей симфонической сюиты «В зале ожидания». Музыку композиторов «братских республик» братцы-россияне знают, в общем, плохо. Но каждый раз, когда приходилось слышать белорусских композиторов, удивлялась: какой отличный мелодизм! Интересная образность! Вот и Ходоско очень интересно прозвучал. Первая же тема сюиты поет. А что она поет? Распевает во все горло… вроде, тему из концерта Бетховена? И тут же тема начинает жить своей жизнью, уходит от Бетховена на какую-то боковую тропинку…
А вот и поклон юбиляру. Финал Пятой симфонии Шостаковича. Гениальная музыка в гениальной оркестровке. И не менее гениальное пособие по музыковедческому истолкованию текста. Музыка-то ведь явно программна. Шостакович намеренно нам эту программу не сообщает. Ну, не нам, конечно. Довоенному поколению. Через год после разгромной статьи о «Леди Макбет Мценского уезда» написал Пятую. В страшном 1937 году. С таким откровенно показанным в финале механизмом уничтожения всех и всего! И суметь написать так, чтобы заслужить похвалу Сталина! Деловой ответ, дескать, на критику.

Председатель Самарской организации Союза композиторов России Марк Левянт поучаствовал в параде композиций несколькими отрывками из своих симфонических произведений. Творческий портфель М. Левянта до отказа набит произведениями для разных исполнительских составов, написанными в разных жанрах. Преобладают среди них, пожалуй, написанные для театра. Автор музыки почти к двум сотням постановок, Марк Левянт составил из нескольких театральных эпизодов многофигурную композицию, оживленную карнавальную или, может быть, рыночную сутолоку. Конечно, это обобщенное изображение аншлага в зале, кипучей жизни театрального закулисья, толпы, штурмующей кассу. Не ошибешься: знаменитый театральный звонок (тоже на музыку Левянта) открывает и закрывает это симфоническое попурри.

На этом наши пути с моими читателями и конкурсными болельщиками расходятся. Они отправляются слушать пианистов, а я – кусать локти. Локти я кусаю потому, что я тоже человек. И пианистов хочется внимательно всех прослушать, и скрипачей, и, конечно, со-братьев-музыковедов. Но культурная жизнь в Самаре, и так достаточно оживленная, ближе к ноябрю-декабрю начинает так бурно вскипать – в разных местах, но одновременно, – что приходится бросить конкурс ради премьеры в оперном театре. А тут еще Центральное телевидение подбросило два почти одновременно проходящих детских конкурса и взрослую «Большую оперу». Вот и приходится ограничивать свои аппетиты, осуществляя ехидный совет Агнии Барто: «Выбирай себе, дружок, один какой-нибудь кружок».

Наталья ЭСКИНА

Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Фото Галины ХАРИТОНОВОЙ

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура», № 20 (108) за 2016 год

One thought on “В жанре элегии о китах вчерашних и сегодняшних

  • Январь 4, 2017 at 5:43 дп
    Permalink

    Хорошая статья, спасибо. Но рискну записаться седьмым в список не только как помнящий Первый конкурс им. Кабалевского, но и как член Правления ГМК-62, бывший близким к главным организаторам этого музыкального праздника , и где-то даже помогавший им. Ответственно утверждаю: идея и организация в 1962 г первого конкурса — заслуга активистов легендарного Городского молодежного клуба (ГМК-62). В 2012 г я выпустил книгу «Мы из шестидесятых» и там назвал конкретные имена тех, кто этот конкурс придумал и провел первые три. Но в 1965 г , когда Конкурс стал уже заметным явлением культуры всей страны, руководители областного управления этой самой культуры вдруг спохватились, очнулись : как это такое мероприятие с участием композитора -классика, профессора, народного артиста СССР, Героя Социалистического труда проводит какая-то общественная организация, а облкультура даже нигде не упоминается ?! Нет, вот мы здесь, и Конкурс тоже теперь будет с нами — именно так было объявлено активистам ГМК. Не спорю, — организационно-финансовых возможностей у солидного бюджетного управления гораздо больше, чем у группы общественников. И за 54 года проведения Конкурс стал более содержательным и профессиональным. Но, простите, в последние годы во всей информации о Конкурсе никто ни слова не произнес о его авторах, прародителях и первых организаторах.И, наверное. это, мягко выражаясь, не очень честно, тем более.что некоторых из главных организаторов. увы, уже нет с нами.

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *