Мнения: ,

Живописцы окунули

26 октября 2015

12140547_10205453680685378_1612072295651008984_n

На очередном собрании Иван Мельников переизбран председателем правления Самарского отделения Союза Художников России. Как просто звучит, но какая яркая трагикомедия кроется за этими безликими словами!

Очень краткая предыстория

Члены правления, среди которых бывшие друзья Председателя, давно обвиняют Мельникова в многочисленных нарушениях и даже преступлениях. Утверждается, что Иван Иванович присваивал деньги Союза, с помощью махинаций, мошеннических схем, афилированных фирм и т.д. Неправильно, по мнению членов Правления, распоряжался имуществом Союза. И это, конечно, только малая часть обвинений. Насколько они обоснованы — теперь разбираются компетентные органы. Члены правления написали то, что они называют «письмом с просьбой разобраться во всех безобразиях», а сторонники Мельникова — «грязной клеветой и доносом». И теперь в Союз пришел ОБЭП. По стечению обстоятельств — прямо утром, в день собрания. Те, к кому он пришел, тут же увидели в происходящем давление перед собранием и т.д. Возможно, что ОБЭП и правда подгадал, но, честно говоря, крайне сложно себе представить, как члены правления могли бы надавить на органы. И на какие.

Мельников не собирал собрания очень долго. Откладывал. Ждал московских гостей. И не зря, кстати, ждал, но об этом чуть позже. Пока же просто констатируем. Это было первое собрание Союза за два года. Неудивительно, что оно оказалось тяжелым для Председателя.

Что такое Союз Художников?

104 человека. Секция живописи, скульптурная секция, декоративно-прикладное искусство, графики и отдельная секция искусства духовного. Средний возраст — за 50. Мужчин — процентов 90, а количеству, длине и разнообразию бород и усов позавидует любое хипстерское сборище. Союз еще имеет немного недвижимости, а члены союза — мастерские, за которые платят не все, немного и не всегда. Союзу регулярно выделяются деньги. Государство поддерживает культуру и искусство, все это любят. Но некоторые любят больше. Поэтому конфликт между Мельниковым и членами Союза многие с радостью переводят в очевидную плоскость: ну, что они там не поделили? Или еще более понятное: меньше пить нужно! Такая аргументация, конечно, звучала и на собрании. Но, к сожалению, дело не ограничивается спором внутри хозяйствующего субъекта с общественной нагрузкой.

В рязановском «Гараже»

Собрание продолжалось четыре часа и местами по уровню комизма и кинематографичности превосходило известную комедию Эльдара Рязанова. Мизансцена такова: в зале Союза в торце здания, известного как «Шанхай», собралось чуть больше ста человек. Сразу же за дверями зала начинается глубокий ров, кучи песка, оранжевые ограждения и пробраться на собрание не так просто — по узкой тропе, мимо заброшенных пустых магазинов или через сквер, в котором скоро поставят памятник спасателю работы Ивана Мельникова. За сдвинутыми столами сидит президиум — сам Иван Мельников. За четыре часа его реплики можно пересчитать по пальцам. Большую часть времени он просто молча сидел и вел себя спокойно и мужественно, учитывая град обвинений и накал страстей. Единственное, что он повторил несколько раз, почти слово в слово: с обвинениями в свои адрес не согласен, денег я не воровал…

Рядом с Иваном сидел столичный эмиссар — Боровской Николай Иванович. Именно на его долю выпала большая часть защиты Мельникова. Боровской был неподражаем. Он то метал молнии и кричал в лицо Куклеву, что не потерпит его в Союзе и клеймил противников Мельникова майданщиками, то ласково уговаривал того же Куклева и сулил ему какие-то заманчивые перспективы. Виртуозно выкручивал умы и руки и таки добился своего — Мельникова переизбрали. Правда, тут, как говорят, есть тонкости. Боровской не за Мельникова. Он за стабильность в Союзе. Против Майдана. За все хорошее. И перспектива покрывать Мельникова ему, конечно, не очень приятна. Но приехал и отработал на 146%. Кроме Боровского за столом присутствовали председатели еще двух творческих Союзов — Марк Левянт и Ирина Цветкова, которые, кажется, были слегка напуганы происходящим и, вроде бы, не сказали ни слова. Присутствовал так же адвокат Тарасенко, так же хранивший внимательное молчание. Его выступавшие обвиняли в соучастии и покрытии мельниковских дел. Но он даже не повел бровью. Основная эмоциональная нагрузка досталась Станиславу Щеглову, который вел собрание. Он яростно защищал Мельникова в паре с московским гостем, пытаясь заткнуть рты несогласным и защищая тех, кто защищал Мельникова.

В зале на первых рядах сидели маститые творцы — слева те, что поддерживают Мельникова, справа те, что участвуют во Фронде. Рудольф Баранов, как истинный патриарх, восседает в центре первого ряда. Молодежь сзади справа. Остальные ряды занимают художники, часть из которых к середине третьего часа силилась уйти. В ответ начались призывы к ответственности. Мы сейчас будем вынуждены запереть дверь! Полное дежа вю.

12046815_10205453687085538_5458159193016733235_n

Что вас удовлетворяет?

Главный вопрос собрания — оценка деятельности президиума и председателя за прошедшие пять лет. Ну, это точно, сильнее «Фауста» Гете! Никаких красок не хватит, чтобы описать, как скандалят художники. С криками, с оскорблениями, с моментальным переходом на личности и даже с рукоприкладством. Страсти кипели и пересказывать их нет смысла. Зрелище было великолепным и гадким! Живописные эмоции, яркие чувства, красочные переживания — никакой пол-литры палитры не хватит. Кто-то был за Мельникова и требовал признать работу удовлетворительной, кто-то против и требовал не признавать. Интересно, что у всех противников Мельникова аргументация была сходной, но разной. Почти всегда конкретной. Назывались конкретные цифры, сроки, имена. И не похоже, что они были придуманы в недрах Госдепа. Особая группа претензий к Ивану у скульпторов. Мельников почему-то невзлюбил своих собратьев по цеху и они высказали ему очень много обид и претензий. Совершенно, кстати, не финансового свойства, но, увы, рисующие не самый приглядный моральный портрет Председателя. А вот у защитников Ивана Мельникова аргументация была однотипной. У некоторых вообще был текст написан, но в целом повторялась мантра про стабильность, и «могло быть еще хуже, если бы не Иван». Никаких внятных доводов, никакой аргументации. Отчет о проделанной работе выглядел пустым и жалким. А ведь прошло пять лет этой работы! Была масса встречных обвинений в адрес правления, которое, наверное, тоже не из ангелов состоит, но не похоже, что пять лет несчастный Мельников боролся с засильем хитрого и могущественного правления.

Общая майданутость

Впрочем, это же Майдан, по словам того же московского профессора Николая Ивановича. Любая критика существующей власти, по определению, — бунт. Поэтому установка повсюду одна — сохранение существующей власти любой ценой. В самарском союзе художников мы увидели это в форме слегка комической, но вот в других местах может быть не так смешно.

Работу правления в итоге признали удовлетворительной. Ни один человек даже не заикнулся, чтобы признать ее хорошей. Это тоже характеризует. То есть, понятно, что деятельность существующей власти мы сами, с большим трудом, называем удовлетворительной, и то, под давлением и шантажом. И сама власть даже не дает себе труда казаться хорошей или стремящейся к лучшему. Но единственная альтернатива плохой власти — хаос, распад.

За председателя голосовали тайно. Конкурентом Мельникова был Алексей Князев, которого весь вечер обвиняли в заговоре. Этот символ хаоса и распада, «главный майданщик» Союза работает, кстати, деканом в СамГАСА, так что ситуация вся соткана из парадоксов. Заговорщики и враги, по факту, такие же благонадежные граждане! Сам факт тайного голосования взбудоражил художников необыкновенно. Фрондёры заговорили о победе, но чуда не случилось. За Мельникова отдали 50 голосов, за Князева — 45, а еще 5 бюллетеней признаны испорченными.

Иван Мельников остался. Под давлением озвученных обвинений, под пристальным вниманием органов, под гнетом нерешенных проблем. И это, наверное, самое странное. Ведь по логике вещей, в тот момент, когда так сильно пахнет жареным проще всего «соскочить». И пусть преемники с ОБЭПом разбираются. Но он остался, в явно проигрышной позиции. Оставили? Заложником стабильности в провинциальном творческом союзе.

Aviasales

  • 80
    Shares

4 комментария к “Живописцы окунули

  1. в схр 129 человек, памятник спасателю работа не Ивана Мельникова, а скорее всего Куклевых. Князев А.В.-декан в СамГАСА?????

  2. Алексей Князев — академик Российской академии художеств, прекрасный человек и художник. Статья блестящая, автору уважение.

Оставьте комментарий