Афиша: ,

Аннэта Яковлевна Басс. Портрет в интерьере музея

13 мая 2015

басс

В апреле этого года исполнилось бы восемьдесят пять лет Аннэте Яковлевне Басс (1930 – 2006) – патриарху самарской культуры. Музей Модерна открыл одну из интереснейших выставок, посвященную жизни и судьбе ее семьи, представив коллекцию семейных реликвий.

Наталья Басс, дочь Аннэты Яковлевны, продумала экспозицию для пяти залов. Первый зал – «юбилейный», где в витринах представлены награды – ордена, дипломы, памятные знаки. На стенах картины, подаренные самарскими художниками. В других залах личные и фамильные вещи сгруппированы по принципу: «Детство» (детская комната), «Быт» (столовая), «Дело» (кабинет), «Мир» (мир семьи). Выставка предлагает зрителю особую атмосферу, пример служения одной семьи делу процветания культуры и искусства в Самаре.

Мне довелось проработать вместе с Аннэтой Яковлевной тридцать лет. Живы одноклассники, близкие друзья, кто-то ее знает дольше. В Интернете множество страниц о ней. Сейчас, когда экспонируется семейный интерьер, спустя девять лет после ее ухода, хотелось бы вспомнить о ней как о человеке: вне кабинета и английского пиджака.

Детство

«А первое осознанное воспоминание: мне год или два, лето, папа держит меня на руках, и мы плывем на белом теплоходике, вероятно, это был обыкновенный катер, по Волге. Вокруг много воды и солнца» *.

Когда мы познакомились в 1976 году, я обратила внимание на живую улыбку, голубые глаза и косу. Тогда женщины носили шиньоны, а она всегда была женщиной с косой, уложенной на затылке. Часто рассказывала о своем папе – Я. В. Бассе. Но мы застали лишь ее маму – Елену Львовну Хейфец. Когда-то она работала в библиотеке филармонии. Нэта приходила туда после школы, с детства наблюдала людей искусства. Возможно, у нее тогда развилась необычная память.

Вот удивительный случай из детства: «Мне было четыре с половиной годика, возраст, когда все запоминается отчетливо, на всю жизнь. Это самое сильное впечатление в маленькой жизни. Как-то, когда родители были на работе, в дверь настойчиво позвонили. Няня задержалась в детской, поэтому бабуля поспешила открыть.

– Дохтура!

В проеме двери показалась цыганка, держащая в лоскутном одеяльце младенца. Бабуля отступила назад в коридор. А вошедшая размахнулась и бросила ребенка в сторону. Ребенок только немного не долетел до меня, одеяльце громко стукнуло об пол и развернулось. Там оказалось полено. В квартиру вошли разом 10 человек – толпа. Я побежала в детскую, там, втиснувшись между стеной и шкафом, закрыла глаза.

«Если я никого не вижу, и они меня не увидят!» Постояв, переборола страх. Тихо вышла. А там разбойники связали няню и бабулю и стали осматриваться в квартире.

– Иде дохтур? – спросила одна.

– Туды, кажись, – ответила другая и начала сбрасывать с себя одежду, превращаясь в Кого-то. Я зажмурилась, когда открыла глаза, вместо тети увидела дядю с громадными ручищами. Цыган высаживал дверь в комнату.

Стараясь не стучать тапками по полу, побежала в другую половину дома, там жильцы квартиры. Соседи с полуслова поняли испуганный лепет, открыли окно и попросили прохожих позвать милицию. Милиция приехала быстро. Освободили няню, бабулю, а всех разбойников посадили в кузов грузовика и повезли в участок. Я подошла к окошку, где была видна улица. И что же? Грузовик ехал, а разбойники на ходу выпрыгивали. В конце квартала, у Челышевского дома, грузовик опустел. Так я познакомилась с цыганами».

Я думаю, это был пример храбрости маленькой Нэты.

Зал детства представляет открытки, постельное, детское белье, куколок, книги, фотографии, программки дивертисментов эпохи модерна. На всех предметах неповторимый отпечаток этого стиля – в виде виньетки, декора, необычной вышивки, орнамента.

11148871_825350324167738_970810992_n (2)

Быт

В экспозиции запоминается накрытый старинной скатертью стол, сервированный кузнецовским сервизом. В витринах – стекло, фарфор, столовое серебро и масса хозяйственных вещей эпохи модерна.

Если бы Аннэту Яковлевну спросили, какая у нее семья, она бы ответила: «Моя семья – это я, моя дочь Наташа, внучка Катя и музей».

Музей для всех был домом, семьей. Дети сотрудников и Наташа после школы приходили в музей. Сколько детей выросло при музее! Музейщики часто бывали в доме у А. Я. Басс. Угощали знаменитым бульоном с беляшами, супом с грибами и фасолью по старинным рецептам.

Елена Львовна знала всех членов музейной семьи. Когда дочь была в командировке, она звонила в музей и спрашивала про музейные новости. А Аннэта Яковлевна не просто помнила сотрудников всех служб, она знала про их родителей, детей, здоровье, учебу, работу: «В нашем доме независимо от того, чьи это друзья – мои или дочкины, всегда рады гостям. Вообще же, гостеприимство – это одна из наших семейных традиций, переходящая из поколения в поколение» *.

Припоминаю такой случай. В 1978 году приехали художники из города-побратима Стара-Загоры. В магазинах – хоть шаром покати. И Аннэта Яковлевна места не находила от невозможности угостить чашкой кофе, конфетами. Нас, молодых сотрудниц, делегировали в магазин «Сюрприз». И мы в кабинете директора смущенно попросили коробочку конфет и банку кофе. Добыли! И сколько было счастливого смеха оттого, что смогли приветить гостей.

Дух самарского гостеприимства она воспитала и в нас. Коллеги, гости из Москвы, из Петербурга, из разных городов страны при упоминании о нашем музее закатывали глаза, вспоминая самарское радушие. Она часто давала собственные деньги и просила купить кофе, чай, печенье, «чтобы гости во время работы над выставкой не бегали по городу в поисках чашки чая».

11118003_825350130834424_1505063254_n

Дело

В зале воспроизведен интерьер кабинета. На стене портрет деда – Льва Хейфеца. Стол с деловыми бумагами, книги, письма. В витрине – трудовая книжка, завещание бабушки, фото деда, на манекене женское визитное платье.

В интервью спросили: какая самая большая удача в жизни? Она ответила: «Наверное, то, что мне удалось поступить в Ленинградский университет и получить такую профессию» **.

Музей стал делом ее жизни, она влюбила в него всех. Во время монтажа выставки привлекала сотрудников всех служб, надеждой светились лица вахтеров, милиционеров, экскурсоводов, рабочих. Они жили ожиданием праздника. Редкое качество: она, как хозяйка дома, любила водить экскурсии, как будто открывая новую страницу. Точно возвращаясь в детство, любила мероприятия для детей.

Как-то, будучи в Ленинграде, мой папа зашел в антиквариат и увидел «Портрет курьера» работы Ф. Е. Бурова. Он позвонил в музей, А. Я. Басс взволновалась. Работа позарез необходима музею. Послали самолетом реставратора Ю. А. Андреева. Оказалась в тяжеленной раме. Бедный Андреев, как он ее тащил на себе!

На выставке стоит витрина с японскими лаками. Шкафчик, коробочки и чайник с носиком в виде хобота слона. Восток! Мало кто знает: Аннэта Басс способствовала расширению коллекции и экспозиции Востока – сотни экспонатов.

Беззаветно любя музей, она сделала частью музейной семьи художников, своих друзей. Включила в закупочную комиссию музея, привлекла к участию в конференциях. Так ее одноклассник, доктор филологических наук профессор Владислав Петрович Скобелев, стал другом музея.

Мир

Зал «Мир семьи» достаточно разнообразен. Старые фото начала ХХ века, фотоаппарат, машинка «Зингер», образцы рукоделия, аксессуары. Не просто мир – мир увлечений. В семье им отдавались целиком.

«Музыка меня окружает с детства. Но только классическая. Я и сегодня хожу на классические концерты в филармонию. Современную музыку я не принимаю» **.

А ведь она по знаку – Овен, рожденный в год Лошади. Такие сочетания – это вулкан страстей, непредсказуемый и бушующий, делает людей вдвойне энергичными. Живут легко, от души радуются каждой прожитой секунде, блистают умом и эрудицией, по жизни – типичные лидеры.

Она учредила музыкальные вечера в Мраморном зале, привлекла к работе Марину Монастырскую. На протяжении шестнадцати лет этот проект был одним из лучших в истории музея.

В последнее десятилетие много времени отдавала музею в Ширяево. Ей нравилась бесхитростная жизнь села. Любила траву-мураву, рыжих петухов, чай с мелиссой. Плавала в Волге, радовалась красоте Жигулей. Путешествовала, фотографировала, читала книги: «Дома у меня очень много книг. Раньше я любила читать Чехова, Ромена Роллана. Но с годами все больше отдаю предпочтение мемуарам, так или иначе связанным с моею работой» **.

Последний вопрос интервью. «Что вы любите, Аннэта Яковлевна?» – «Людей» **.

Да, она умела общаться, была увлекательным собеседником. Наслаждалась общением.

Валентина Чернова 

Член Международной ассоциации искусствоведов, член Союза художников России.

 

Фото из семейного архива

* Из интервью, которое А. Я. Басс дала С. В. Даниловой в 1999 году.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета» № 8 (75) за 2015 год

  • 70
    Поделились

Оставьте комментарий