Мнения: ,

«Главный» – Валерий Гришко

21 апреля 2016

64836

В этом году страна празднует 55-летие полета Юрия Гагарина в космос. Но «первого» бы не случилось, если бы не было «главного» – Сергея Королева. Роль генерального конструктора в биографическом фильме Юрия Кары, вышедшем на экраны в прошлом году, исполнил Валерий Гришко.

Поэт космоса и коммунизма

– Это вторая часть дилогии Юрия Кары. Первый фильм 2007 года «Королев» – о молодом ученом, который только начинал опыты, связанные с ракетостроением, встречался с Циолковским. В центре сюжета – история его попадания в лагерь. Заканчивалась картина почти мистическим фактом биографии: когда Королев практически умирал от голода, появился человек, который дал ему буханку хлеба.

Действие второго фильма происходит после войны. Показан период, когда Сергей Павлович возглавлял главную отрасль страны – до конца жизни.

– Почему репрессированному и отбывшему срок заключения человеку было доверено главное дело в стране?

– Первая сцена в кабинете у Сталина как раз про это. Кто-то говорит: «Как можно доверять человеку, который сидел?» На что Сталин отвечает: «Я тоже сидел. Мне тоже нельзя доверять?»

Королев же не сразу из лагеря попал в управляющие промышленностью. Одно время он действительно был на самых тяжелых работах: на лесоповале, в рудниках, где чуть не погиб. Потом работал в «шарашке» с Туполевым, ездил в Германию, изучал «Фау-2», все то, что потом вывезли американцы, включая изобретателя – Вернера фон Брауна, который параллельно с Королевым занимался ракетостроением и все время на несколько шагов отставал от Сергея Павловича.

– А почему Королев согласился работать на советскую власть?

– Он был фанатиком коммунистической идеи. В своих письмах Королев писал про новое общество, про космос и коммунизм – будто поэму сочинял. Он был человеком своей эпохи, абсолютно верящий советской власти, допускавший, что в отношении него просто произошла ошибка, что его посадили по ложному доносу. Он даже знал, кто на него написал – его соратник, академик. Из них всех выбивали показания, ему самому сломали челюсть. Королев потому и скончался на операционном столе: челюсть у него срослась неправильно, и он не мог проглотить трубку, чтобы дышать.

Основано только на реальных событиях

– Сложно было разобраться в технических тонкостях профессии ракетостроителя?

– У артистов вечная задача: говорить текст, который ты никогда не произнес бы, потому что ничего об этом не знаешь. Если речь идет об исторических личностях, это еще сложнее. Скажем, Никон [Валерий Гришко сыграл патриарха Никона в фильме Николая Досталя «Раскол». – М. П.] – и речь другая, и церковная лексика. Здесь было попроще. Что касается технических вещей: надо изучить принцип, по которому строятся разговоры, о чем, собственно, идут споры. А технические термины нужно просто выучить и делать вид, что хорошо знаешь, о чем говоришь.

– «Главный» снят по книге его дочери, как и «Королев»?

– В основе – трехтомник журналиста Ярослава Голованова. В картину вошло много воспоминаний космонавтов, реальные факты. В фильме «Укрощение огня» Даниила Храбровицкого, где роль генерального конструктора играл Кирилл Лавров, главный персонаж, Башкирцев, был собирательной фигурой, многие факты не имели отношения к Королеву. Конечно, это связано еще и с тем, что фильм вышел на экраны в 1972 году, а Сергей Павлович долгое время был засекречен. Когда его хоронили возле Кремлевской стены, присутствовали все высокопоставленные люди государства, а журналисты не могли понять, кого хоронят. Подписывался он «Сергеев», не мог стоять на трибуне мавзолея, встречать Гагарина…

О высокой степени достоверности фильма говорили и космонавты на первом закрытом показе. Пришли люди, которые работали с Королевым: Леонов, Аксенов.

Кара был в ужасе. Для меня самое страшное ожидание было: как коллеги и соратники генерального конструктора примут его в моем исполнении. Могу честно сказать: все как один сказали, что Королев сыгран очень убедительно.

Космонавты сказали, что «Укрощение огня» делалось в то время, когда нужно было показать, что есть мудрые партийные руководители, а Королев прекрасно воплощает в жизнь идеи партии. На самом деле все было не так. Потому что партийные руководители думали только про оборону. Ракеты им были нужны, чтобы переносить боеголовки. Полет спутника, построение космической станции, облет Луны, выход человека в космос – в необходимости всего этого ему приходилось руководство страны убеждать. В фильме это отражено, порой даже с юмором. Они не понимали: зачем запускать спутник, зачем отправлять туда человека? Хрущев сказал: «Что он там будет делать? Бога искать? А вдруг найдет?»

А Королев мечтал именно о космосе. Он был абсолютным фанатиком полета на Марс. В то время все верили, что там обитает внеземная цивилизация. Сейчас в очередной раз на Красной планете думают обнаружить жизнь – одноклеточную, в замерзшем состоянии. Королев считал, что там есть разумная жизнь, ведь он видел очертания рек, которые там и правда были, но много миллиардов лет назад. Оптика того периода не позволяла понять, что русло уже обезвожено.

Королев был фанатик, романтик и гениальный организатор, который управлял гигантской индустрией – на космос в то время работала вся страна. Он исповедовал принцип, сформулированный Циолковским: «Земля – это колыбель человечества, но нельзя же вечно жить в колыбели».

Фактически он не был стопроцентным специалистом ни в одной области: были люди, которые строили двигатели, институты, которые занимались связью, теплоизоляцией, динамикой, а он руководил. При нем не погиб ни один космонавт! Хотя без критических ситуаций, конечно, не обходилось. История о том, как при выходе в открытый космос Алексей Леонов не мог вернуться обратно на корабль, вошла в фильм. На закрытом показе Алексей Архипович сказал: «Даже мне страшно!»

На достоверность фильма повлияло еще и то, что все съемки шли в реальных местах. Единственная постановочная декорация была – пульт управления. Художники создавали его, используя подлинные фотографии.

64847

На роль «утвердила» дочь Королева

– С Карой трудно работать. Многие артисты чуть не плакали. Он очень жесткий, где-то несправедливо жесткий. Но в первый же съемочный день я расставил все по своим местам: «Если вы хотите, чтобы мы нормально работали, кричать не надо». У меня есть опыт общения с «шумными» режиссерами. Например, Владимир Бортко – это настоящий тайфун.

Многое я делал по-своему. Кара ругался: «Опять сценарий переписал!» А я не мог произносить фанерный текст. Убеждал его в своей правоте.

– Почему именно вас утвердили на роль?

– На роль планировались Николай Губенко, Юрий Цурило, Олег Меньшиков. Говорят, что наибольшее внешнее сходство было у меня. И внутреннее, думаю, тоже: я режиссер, понимаю, что значит быть руководителем. Для меня естественный процесс – командовать. На первые пробы я приехал с огромной бородой, потому что снимался в сериале «Две зимы и три лета» по Абрамову и не мог ее сбрить. А уж на вторых пробах, без бороды, Юрий Кара воскликнул, что это как раз то, что нужно.

Дочь Королева сама меня отобрала. Наталья Сергеевна принимала активное участие в съемках, очень ревностно относилась к сценарию, особенно ко всему, что связано с семьей. Она ведь дочь от первого брака, а в фильме рассказана история отношений Королева с другой женщиной. После премьеры Наталья Сергеевна держала меня за руку и говорила: «Как вы угадали, что именно таким был мой папа?» Из ее уст это было слышать особенно приятно: значит, не зря проделана работа.

Маргарита Прасковьина

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 7 (95) за 2016 год

  • 10
    Поделились

Оставьте комментарий