Мнения: ,

Анатолий Майоров: «Губернатор попал в точку»

10 марта 2017

Подведены итоги IV Губернского фестиваля самодеятельного народного творчества «Рожденные в сердце России». Грядет пятый, юбилейный сезон. Об особенностях этого форума, за короткий период ставшего авторитетным и уважаемым как среди тех, для кого художественная культура — профессия, так и среди тех, для кого хобби, мы побеседовали с председателем жюри Анатолием МАЙОРОВЫМ, профессором, заслуженным работником культуры России, директором института современного искусства и художественных коммуникаций СГИК.


— На сегодняшний день у нас нет фестивалей, сравнимых с «Рожденными…» по своей масштабности, территориальному охвату и, самое главное, по временному отрезку. Фестиваль идет практически два месяца, и в нем задействованы все территории, входящие в Самарскую область.

— Каждый фестиваль имеет свою тематическую направленность.

— И прошедший четвертый фестиваль не был исключением: он был посвящен Году кино, и это придало ему, на мой взгляд, особый динамизм, красочность, и если где-то самодеятельные артисты недоигрывали, за них «доигрывал» экран, на котором демонстрировались фрагменты из фильмов. Все это способствовало выразительности художественных программ.

В этом году несколько изменился сам подход, структура номинаций. Ранее территории делились на два блока: городские округа и муниципальные районы, и на первом этапе это было оправданно. По прошествии трех лет стало понятно: и города, и муниципальные районы вполне могут конкурировать между собой, а подчас муниципальные программы оказывались содержательнее, интереснее городских.

Но выяснилось и другое: фестиваль стал превращаться в конкурс режиссеров. А нас прежде всего интересует уровень самодеятельности на местах. И поэтому было решено всем территориям дать возможность выбора. Предложили три номинации: «Театрализованное представление», «Тематический концерт» (с подразделениями «Киноконцерт» и «Музыкально-литературная композиция») и «Концерт-дивертисмент». И каждый участник сам выбирал номинацию.

Кроме того, были выделены отдельно Гран-при и спецприз жюри с ценным подарком.

— А отдельные номера, коллективы жюри отмечает?

— Обязательно. Около 70 коллективов и солистов, которые награждены лауреатскими дипломами. Кроме того, отмечен самый юный исполнитель и самый возрастной.

— Участие детей всегда умиляет зрителя и всегда смотрится выигрышно. Но не запрещенный ли это прием? На фестивале мы видели детские коллективы баянистов, скрипачей, достаточно много хореографических ансамблей. Может быть, у детей должен быть свой отдельный конкурс?

— Я думаю, что в данном случае это выбор администрации. Город/район показывает лучшее, что у него есть. Не вижу ничего в этом плохого, а на эмоциональные ходы жюри не реагирует, на первом месте остается искусство. Но, с другой стороны, неплохо, что дети привыкают выступать со взрослыми на одной сцене. Это стимул, это подстегивает детей активнее заниматься художественным творчеством. Они вместе со взрослыми отстаивают честь своего региона, и это объединяющий фактор.

— Как правило, фестиваль подразумевает не только выступления, но и творческую лабораторию, мастер-классы…

— Надо сказать, год от года фестивальные программы становятся более зрелыми и даже более профессиональными, если так можно сказать о самодеятельности. Возросло мастерство участников. Дело в том, что после окончания каждого фестивального дня собирается жюри, на разговор приглашаются руководители программ и делается детальный анализ выступлений. Это своего рода мастер-класс. На мой взгляд, такие разборы стимулируют и руководителей коллективов, и самих исполнителей. Последние года два стал практиковаться и творческий обмен между районами. Это также способствует поднятию художественного уровня самодеятельности. Десятилетиями коллективы «варились в собственной каше» и считали: то, что они делают, и есть лучшее. Сейчас появилась возможность поглядеть на соседей. Кроме того, на всех концертах фестиваля присутствуют представители министерства культуры, они делают выводы: например, какой жанр требует особого внимания. И по результатам фестиваля назначаются творческие лаборатории, куда и приглашают представителей территорий.

— Вот вы заговорили о жанрах. Насколько богато представлен фольклор участниками фестиваля?

— Фольклор занимает значительную часть. Я думаю, это правильно: фольклор является первоосновой всего музыкального творчества, и в этом отношении радуют наши национальные территории. Многие из них сохранили обычаи, причем очень древние. Сохранили костюмы — наследство бабушек, прабабушек, и на сцену они выходят именно в этих костюмах.

— Много открытий сделано самарскими этнографами?

— Для самарских этнографов фестиваль — золотое дно. Можно не выезжая увидеть сохранившиеся обычаи, обряды, песни народные для них, но надо признать, что татарский, чувашский, мордовский фольклор представлен интересней, богаче, чем русский. Русские народные костюмы настолько стилизованы, что национальных черт порой не найти. И об этом постоянно говорится на обсуждениях. И на этом обязательно делается акцент.

— Практически каждый район/город представляет и эстраду. Как сочетаются в рамках одной программы эстрадные номера с фольклором? Насколько это хорошо?

— Это, в принципе, неплохо. Разнообразие жанров должно быть главной чертой каждой фестивальной программы. Не может быть узкожанровых программ. На территории живут разные люди с различными талантами, возможностями и предпочтениями. Программа, составленная из одного фольклора, не отразит истинного положения вещей на территории, истинного представления о народном художественном творчестве. Отдаленный район вдруг привозит классические балетные номера, и хорошего качества. Это говорит о широте запросов населения и о стремлении руководителей помочь реализовать эти запросы.

А в отношении эстрады хочется сказать, что участники не представляют нам развлекательную, легкомысленную эстраду. Очень позитивная черта, которая отличает фестиваль, — наличие хорошего вкуса. Это придает ему яркость и выразительность. Потому и спрос на него такой большой. Это очень искреннее искусство.

— Да, среди моих знакомых много тех, кто регулярно посещает концерты, но не всегда удается достать пригласительный.

— Надо сказать, что губернатор угадал эту потребность. Фестиваль оказался востребованным, любимым публикой.

— На волне фестиваля во многих городах и районах появились новые коллективы.

— Появились новые лица, и жюри это отмечает. Значит, работа на местах ведется активная. В этом году самое большое число участников у Самары — 650. Это была масштабная программа — огромные хоры, оркестры…

— Но у Самары больше возможностей.

— Да, Самару и, к примеру, Челно-Вершины в один ряд мы и не поставим. Но если в былые годы у Самары не было ярких выступлений, в этом году они порадовали зрителей. Подошли очень серьезно и выдали программу, соответствующую областному центру.

— У больших городов другая проблема. В самодеятельных коллективах порой узнаешь профессионалов.

— К сожалению, это бывает. Наши руководители культуры никак не могут устоять перед соблазном. Но мы-то всегда знаем, кто в составе участников фестивальных программ. Об этом говорим на обсуждениях, а зашкаливание профессионалов отражается на результатах. Не в лучшую сторону. Если участие профи возьмем за правило, то в числе лидеров окажутся города, в которых есть муниципальные коллективы. А у остальных участников перспектив просто не останется.

— Но, с другой стороны, выступления районных коллективов порой душевнее.

— Вот этим они и берут. Это их основная отличительная черта — безыскусность, искренность. Мы более урбанизированны, у нас искренность уходит. У городских участников идет перевес в сторону профессионализма, к набору штампов, и эти штампы не дают искренне существовать на сцене. Эта деталь тоже проявилась на фестивале.

Беседовала Татьяна ГРУЗИНЦЕВА

Фото гала-концерта фестиваля Галины ХАРИТОНОВОЙ

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре»,
№№ 4 (112), 2017, Март

  • 1
    Поделиться

Оставьте комментарий