События: ,

Запад и Восток Валерия и Ларисы Блохиных

20 июля 2015

12_Лариса Блохина_Три дерева. Весна_100х110_2006

В Арт-Центре завершила работу интереснейшая выставка двух мастеров из Краснодара. Галерея «Арт-холл» Татьяны Саркисян представила проект «Дороги» супружеской пары – Ларисы и Валерия Блохиных.

Они отмечены множеством наград, в том числе золотой медалью Российской академии искусств. В 2012 году Валерий стал почетным членом Российской академии художеств, и данный выставочный проект состоялся также благодаря поддержке Академии художеств. Лариса – почетный член Чешской академии искусств имени Томаша Масарика, получила престижную премию Рудольфа II.

У Валерия Блохина недавно состоялся полувековой юбилей со дня рождения, и потому выставка носит характер ретроспективы. Своеобразный творческий отчет за 25 лет творчества.

Для Самары это третья выставка Блохиных (уже были экспозиции в галерее «Вавилон» и в СОХМ), она интересна своей ретроспективой и своим ошеломляющим лицом, ориентированным, как двуглавый орел, на две стороны – Запад и Восток. Я ходила на эту выставку три раза.

В истории русской живописи есть интересное явление – русские мастера в Европе. Ведь не секрет: европейское наследие напитало многих классиков отечественной живописи. Исторический пример: русские меценаты в начале XX века привозили из Парижа работы французских импрессионистов, постимпрессионистов, фовистов и прочих новых мастеров. Наши художники вначале удивлялись, смотрели, а потом как начинали зажигать… Потом ходишь по европейским музеям и ищешь реминисценции иностранной живописи в творчестве наших мастеров. И это интересная тема – вопрос интерпретаций в искусстве.

***

Лариса Блохина – наша современница, потому так интересен ее взгляд на старушку Европу. Лариса страстно любит путешествовать, внутри городов предпочитает не экскурсии, а длительные неспешные прогулки, которые способствуют зарождению новых образов. Она не пишет этюды с натуры, создает картины по впечатлениям. Зачастую творит под музыку.

Имея графическое образование, знает, что графика – это не только линия, но и пятно. Важны силуэт пятна, масса пятна, его плотность или прозрачность, освещение. Мастер использует смешанную технику с добавлением коллажа из текстурированной бумаги. Пятно как художественная форма выражено в силуэте аккуратно подстриженных деревьев, в плотных массах ровных кустарников, в прямолинейности лент европейских дорог и в строгих объемах зданий – домиков, вилл.

Широкие полосы света также превращают кипарисы, пинии, ступени, балюстрады, дождевые лужи и стожки на поле в пятна, высветленные необычным образом. Особый ритм объектов бытия, запечатленных либо ночью, либо под дождем, либо под ветром, содержит в себе элемент музыкальной импровизации. Лариса Блохина владеет чувством стиля, органично вплетая в живопись реминисценции европейской школы живописи.

22222222

Все произведения Ларисы Блохиной можно разделить на две части. Одна – серебристо-буро-зеленая, сумеречная, полная таинственных теней, тонких переливов света, изысканной колеровки поверхности. Другая – яркая, экспрессивная. К первой категории можно отнести множество пейзажей с видами Франции, Германии, Голландии. Вторая, буквально клокочущая живописной экспрессией красочного теста, посвящена Венеции, Риму. Венецию можно увидеть ярко-синей, бирюзовой и кроваво-красной; Рим – розовый, фонтаны, словно из кондитерского зеленого крема, написаны свободно и раскованно, а собор святого Петра сияет всполохами солнечного света и золотом. И это все сновидения и воспоминания на холстах, там нет места конкретным реалиям.

Безусловно, абсолютно свободная манера письма Ларисы Блохиной, высочайший уровень мастерства художника импонируют зрителю, знатокам искусства и заставляют снова и снова всматриваться в полотна.

***

Валерий Блохин – легендарная личность, художник-виртуоз, обласкан любовью зрителей, галеристов, знатоков искусства. Прежде всего, он художник-ориенталист. Он представил живопись, наполненную изысканной восточной и азиатской тематикой – Индия, Монголия, юго-восток Китая, Аравийский полуостров.

Идея ориентализма была близка многим русским художникам. Все живописали Азию, ведь она была под боком, достаточно вспомнить произведения В. Верещагина, П. Кузнецова, Н. Рериха. Ориентализм – отдельная тема в русской и советской культуре, и корни этого явления простираются вглубь веков, достаточно вспомнить собор Василия Блаженного. Когда-то в начале XX века К. Петров-Водкин назвал Самарканд «землей бирюзового откровения». Сейчас толпы иммигрантов на улицах городов России лишили в наших глазах Среднюю Азию прежней загадочности, красоты и высокой эстетики.

12_Валерий Блохин_Погоня_100х90_2006

Вероятно, потому Валерия Блохина так манит жизнь бедуинов и феллахов Аравии. Вот они ослепительно красочным караваном спешат через пески на белых дромадерах. Оказывается, значение слова «верблюд» для жителей Аравии соотносится с понятием «красота». И как же хороши эти странные животные на картинах Блохина! Головы верблюдов в различных ракурсах написаны анатомически так верно, как будто мастер с рождения только и писал их. Кстати, он, так же, как и Лариса Блохина, не пишет этюды с натуры. Просто делает графические наброски, зарисовки.

Неспешны и загадочны горбатые быки зебу под пальмами. Они или отдыхают, подняв свои головы, увенчанные лирообразными рогами, или стоят запряженные в двухколесные высокие повозки – арбы, поразительные существа, которых раньше можно было увидеть только на страницах географических журналов.

Valeriy-Blohin.-YArkaya-zhivopis-na-grani-abstraktsii.-Gonets.-100h120-holst-maslo

Отдельную сюжетную группу составляют охотники на великолепных арабских скакунах. Охотники грациозно взбираются по скалистым тропинкам или скачут небольшим отрядом в желтых песках. Считается, что лошадь – привилегия состоятельных людей. Меня пленила всадница в красном на белой лошади. Лошадь стоит по самое брюхо в воде на фоне низких густых деревьев. Здесь художник мастерски написал красочное отражение в реке, поверхность воды живая и такая зыбкая, как волнистое зеркало.

Лучшая сторона ориенталистики в живописи Блохина состоит в том, что он работает в русле русской ориентальной традиции XIX и XX веков. В его ориентализме превалирует этнографический характер: пейзажи, бытовые сцены. У него нет томного эротизма, как у Энгра и Делакруа. Валерий Блохин просто пишет по вдохновению, под музыку, и в его аравийских полотнах выразилась полная свобода самовыражения.

Так же, как и сцены аравийского быта, интересны полотна, посвященные Китаю, Вьетнаму. Здесь можно видеть и вьетнамские лодки, до краев полные рыбой, и веерообразные паруса китайских джонок, и девушек на берегу Ганга, ополаскивающих из кружки длинные темные массы волос. Внимание привлекла двухчастная композиция с изображением реки, китайского мостика и прихотливого силуэта трех деревьев, все в золотистой гамме. Когда-то в Японии были широко известны золотые ширмы Огаты Корина. Реминисценции этого наследия чувствуются сразу.

Надо помнить, что у каждого мастера существует своя излюбленная цветовая гамма. В большинстве полотен Валерия Блохина превалирует торжество симфонии желтого цвета. То огромные плоскости шафранового песка перекрывают лица людей в сюжете с песчаной бурей, то желтеющие поля риса и вода Желтой реки выплеснулись на холсты. Налицо присутствие декоративного начала с использованием открытого форсированного цвета.

20

В отдельном маленьком зале Валерий Блохин представил свои наброски всадников, верблюдов, женских фигур, закутанных в хиджаб, сделанные кистью, чернилами, тушью. Сама культура этих рисунков обращена не к традиции рафинированного мирискуснического стилевого направления, а к традиции советской школы середины ХХ века: А. Ефанов, О. Верейский. В набросках присутствует дух репортажности, свободы, остановленного времени. Не было бы их, думалось бы, что художник использует фотографии. Но это не в укор. Просто у Блохина даже рисунки – отдельный вид станковой графики. Одним словом, Маэстро.

Вообще в России мало говорят об ориентализме. Многие искусствоведы изо всех сил боятся произносить, что русское искусство, как и русская жизнь, имеет крепкие азиатские корни. Порой мы забываем, что такие понятия, как «базар», «башмак», «кафтан», – это восточные понятия. И купола наших церквей, не похожие на шпили европейских соборов, скорее близки куполам Самарканда времен Тимура. Мы же Евразия. Кстати, на Западе востоковедение для историков начинается за Вислой в Польше. Наверное, потому произведения этого мастера интересны многим странам Европы. В каких только странах Европы не проходили его выставки. В общем, ориентализм – дело тонкое. 

Валентина Чернова 

Член Международной ассоциации искусствоведов, член Союза художников России.

Опубликовано в издании «Свежая газета. Культура» в № 12 (79) за 2015 год

 

  • 14
    Поделились

Оставьте комментарий