Наследие: ,

Болтянский и Самара

17 сентября 2015

14-1_Болтянский А. А

Есть люди, без которых Самара не была бы Самарой. Она напоминала бы десятки других городов с широкими улицами и красивыми домами, супермаркетами и многокрасочной рекламой, но в ней бы не было неповторимого шарма, удивительных историй, ставших легендами, уникальной культурной ауры, не было бы того, что мы называем душой города.

Александр Абрамович Болтянский не только человек, о котором слышал, наверное, каждый второй самарец, – десятки наших земляков с благодарностью вспоминают его имя, музеи и библиотеки хранят бесценные дары этого выдающегося библиофила и пушкиниста. Я знаю людей, которые просто боготворят его, и понимаю их. Неподдельная отзывчивость и доброта, желание прийти на помощь и сделать все возможное для тех, кто на грани отчаяния и нужды. Не полюбить его невозможно, стать таким же вряд ли удастся, остается восхищаться и радоваться тому, что свое 80-летие Александр Абрамович встречает в ставшей ему родной Самаре.

Здесь он в 1958 году окончил электротехнический факультет политехнического института. И сюда же, поработав монтажником, мастером, начальником участка в тресте «Кузбассшахтомонтаж», вернулся в 1962-м. Защитил кандидатскую диссертацию, преподавал в авиационном институте на кафедре автоматизации производственных процессов.

А в начале 1990-х работал главным экспертом международного центра культуры «Волга». Была такая негосударственная организация, реализовавшая немало проектов в сфере науки и культуры, много сделавшая для продвижения нашего города в России и за ее пределами. О ней можно долго рассказывать, и я надеюсь, что в своих воспоминаниях Александр Абрамович уделит «Волге» достойное внимание.

В советские времена библиофильство было неотъемлемым и самым, пожалуй, значимым атрибутом подлинного интеллигента. Болтянскому оно написано на роду. Великий астролог Луис Хамон в знаменитой книге «Вы и ваша звезда» дал характеристику людям, родившимся в тот или иной день года. О тех, кому, как и Александру Абрамовичу, выпало увидеть свет 17 сентября, написано: «Вы будете питать любовь к старым антикварным книгам, библиотекам и музеям. Не исключено, что вам понравится писать или редактировать рукописи на эти темы».

Понравилось? Да еще как! Прежде всего о библиофильстве: Болтянский готов был в любую минуту сорваться с места и ехать в любой город за интересной и редкой книгой. А уж если речь шла о сочинениях Пушкина или работах о жизни и творчестве поэта, то одержимый страстью человек (рыбак, болельщик, меломан) может легко представить себе состояние счастливца, поймавшего на мгновение птицу удачи. Пушкина и его время Александр Абрамович изучил досконально, спорил и доказывал свою правоту маститым литературоведам, выступал с лекциями, проводил семинары и конференции, на которые приглашал пушкиноведов со всех концов страны, а международные встречи библиофилов, организованные Болтянским, стали заметной страницей культурной жизни России.

Он старался, чтобы Самара стала городом, где ценят и уважают духовное начало, городом с необычной, достойной удивления судьбой. Проработав огромный архив документов и воспоминаний, собранных за сорок с лишним лет краеведом-подвижником Александром Константиновичем Ширмановым, Болтянский написал увлекательную историю Самары. Случилось это в начале 1980-х, и местные цензоры, заподозрив повествование в аполитичности, порекомендовали показать рукопись известному куйбышевскому ученому, который фактически курировал издание краеведческой литературы. Ознакомившись с материалом, он зло спросил Болтянского: «Зачем ты это написал?» – «Мне показалось, что это интересно, ведь здесь множество новых фактов». – «Все, что надо было написать о Самаре, уже написано!» – «Кем?!» – изумился Болтянский. – «Мной!» Увы, книга так и не вышла.

Россика – собрание трудов иностранцев, писавших о России, – всегда привлекала Болтянского. Где только возможно он доставал все, что выходило по этой теме за последние триста лет. И не случайно, что именно он подготовил роскошное эксклюзивное издание «Три века под запретом», включающее записки англичан о России Ивана Грозного. Особо отмечу обстоятельный комментарий Болтянского. А когда благодаря его усилиям в Самаре был создан издательский дом «Раритет», шикарно оформленные «раритетовские» фолианты получили всероссийскую известность как великолепные подарочные издания, продолжающие традиции русского книжного искусства.

Вполне естественна и закономерна многолетняя взаимная любовь Александра Абрамовича и Самарской областной библиотеки. Он долгие годы был председателем общественного совета библиотеки, передал в ее фонды свыше ста редких изданий, принимал участие во всех крупных библиотечных мероприятиях, оказывал и продолжает оказывать всестороннюю консультационную помощь. Одному из первых ему было присвоено звание почетного читателя библиотеки.

А какой он замечательный рассказчик! Истории от Болтянского – это собрание сотен, если не тысяч, эпизодов из жизни города и его обитателей. Кажется, нет такого мало-мальски известного события, о котором он не знал бы увлекательных подробностей.

На память

После падения коммунистического режима окрыленные российские производители ринулись завоевывать зарубежные рынки. Осенью 1992 года помощник президента самарской фирмы «Интенсивный корм» по внешнеэкономическим и культурным связям Н. повез в Бахрейн крупную партию товаров, произведенных в Самаре и других городах. В столице Манаме была устроена международная выставка, на которую явился самый крупный бахрейнский коммерсант. Осмотрел российскую экспозицию и одобрительно покачал головой:

– Ваши цены в десять раз меньше американских! Берем все! Только проведем здесь проверку приборов.

Первым «прибором» была самарская кофемолка. Н. включил кнопку и продемонстрировал работу. Но бес дернул гостя включить ее еще раз. Кнопка взвизгнула и отлетела на несколько метров. Следующим стал утюг. С ним было полегче – он не включался вообще. Когда дело дошло до зимовских часов, Н. облегченно вздохнул: все сразу завелись и пошли. Минут через пять коммерсант заулыбался:

– Смотри, встали… И эти тоже… А эти еще идут… вот и они встали.

Кусая губы от обиды за Самару, Н. показал на электробритву одного из российских заводов:

– С этой, я думаю, проблем не будет.

– Посмотрим, – ответил коммерсант. – Побрейте мне, пожалуйста, шею. Там у меня родинка, видите? Около нее волоски – сбрейте их.

Бритва зажужжала, и Н. стал аккуратно плавными кругами приближаться к родинке. Вот бритва коснулась первого волоска, и клиент… взвыл. Вскочив с ужасной гримасой, он почти прокричал: «Я уж лучше заплачу в десять раз больше американцам, чем позволю над собой такое издевательство!»

Уезжая из Бахрейна, Н. все товары оставил «на память о Самаре и России».

 Александр Завальный

Краевед, главный библиограф СОУНБ, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 13 (80) за 2015 год

 

  • 15
    Поделились

Оставьте комментарий