Наследие: ,

Скромный подвиг

9 мая 2015

7-1

Моя мать, Прокудина Антонина Александровна, во время Великой Отечественной войны была военным хирургом. Сколько жизней спасла она за эти бесконечно длинные четыре года! А потом, в разбомбленном Берлине, лечила немецких детей, работая по своей основной специальности.

Я, к сожалению, очень мало знаю о военном периоде ее жизни. Воспоминания о нем были настолько тяжелы, что она об этом практически не рассказывала. Никогда не ходила на встречи с молодежью. И только сейчас, уже после смерти, в музее школы № 91 создали уголок ее памяти.
О том, как ей было страшно тогда, можно судить по тому, что после войны она не могла ездить на поездах. Ни разу не садилась в вагон. Военный госпиталь в основном был на колесах. Немцы бомбили санитарные поезда. Можно себе только представить пожар внутри узкого вагона, забитого ранеными, которых надо спасать. А если вагон летит под откос?..
В армию моя мать была призвана 2 августа 1941 года. До войны с отличием окончила Казанский мединститут, училась в ординатуре, писала диссертацию о болезнях раннего детского возраста. И вот — повестка из военкомата. Срочная переподготовка в хирурга «верхних конечностей» и отправка на фронт.
Она была человеком, бесконечно преданным своей профессии. Буквально посвящала себя служению больным. У нее было потрясающее чувство ответственности за все, что делала. Всегда скрупулезно точно выполняла все необходимые процедуры. Я потом испытывала это на себе, когда заболевала.
С искренним сочувствием она относилась ко всем людям, которые обращались к ней за медицинской помощью. Помогала с огромным желанием и совершенно бескорыстно. Мать рассказывала, что иногда выздоровевшие пытались ей что-нибудь подарить, но советские врачи никогда ничего не брали. Однажды в Польше женщина, ребенка которой мама вылечила, решила подарить ей французские духи. А когда поняла, что доктор подарка не возьмет, вылила флакон на мамину военную форму. Много дней потом благоухало все хирургическое отделение.
В 1958 году у мамы случился инфаркт: сказалось страшное напряжение военных лет. Она ушла в отставку и больше уже не работала. Жила на скромную пенсию, посвятив себя семье. Воспитывала меня, много читала мне в детстве хороших книг. Наверное, поэтому я стала филологом.
Недавно я посмотрела прекрасный фильм «Битва за Севастополь». Образ главной героини, снайпера Людмилы Павличенко, напомнил мне мою мать. Общий типаж. Такая же маленькая, на вид хрупкая, и в то же время с огромной силой характера. Вся сосредоточенная на выполнении своего главного долга. Вокруг страшная война, люди умирают в ужасных мучениях, бомбежки, танковые атаки, охота за ней как за особо опасным противником. Ее можно было убить, но нельзя было остановить в страстном желании сражаться до полного уничтожения врага. И такими были очень многие советские люди того времени. Иначе и быть не могло.
Я как будто увидела в кино то, о чем мне не рассказывала моя мать. Госпиталь, развернутый в цеху завода. Целые машины, эшелоны раненых, которым нужна срочная помощь. Страшные раны и страдания людей. Сумасшедший труд военных медиков. Сутки у операционного стола. Потом пристальное наблюдение, выхаживание каждого. Это был подлинно героический труд. Не случайно этим людям давали боевые награды. У моей матери два ордена Красной Звезды, медаль «За боевые заслуги» и еще 10 других медалей.
Так же работали люди в тылу. Мне даже кажется сейчас, что это нельзя назвать тылом. Работали, как в атаку ходили. До полного изнеможения. Умирали рядом со станком. Мой отец, Павел Гаврилович Терликов, был начальником цеха, выпускавшего снаряды для катюш. Отвечал за количество и качество снарядов, которые делали женщины и рано повзрослевшие дети. Его еще раньше, чем мать, наградили боевым орденом Красной Звезды.
Под окнами нашего дома, где мы жили с родителями, есть небольшое озеро. Весной сюда прилетают утки. Мне иногда кажется, что пара уток — это мои отец и мать. Они приходят, чтобы посмотреть, как я живу, поддержать в трудную минуту. Сколько бы лет ни прошло, родительская любовь не забывается. С годами я все больше чувствую себя их духовной наследницей, как и наследницей того поколения, которое отстояло нашу страну.
Если бы наш народ не выдержал этого испытания, не устоял тогда, разгромив фашизм, мир сегодня был бы совсем другим. Если бы вообще был…

Татьяна Романова 
Кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка СамГУ.

Фото из семейного архива

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета» № 8 (75) за 2015 год

  • 2
    Поделились

Оставьте комментарий