Наследие: ,

Неугомонный

9 марта 2016

17-1_Матюхин

В сентябре 1963 года в куйбышевском Клубе речников (был тогда в городе такой) собрались юноши и девицы послешкольного возраста. Их было много, они толпились в неуютных дощатых помещениях, покуривали, присаживаясь на старинные глыбы в садике, не догадываясь, что это остатки надгробия бывшего славного губернатора Самары Петра Алабина.

Им было ни до чего. Они мечтали «выучиться на артиста». В тот год Куйбышевский областной театр драмы имени М. Горького объявил набор в студию. Сбежались куйбышевские мальчики и девочки, съехались из области и из соседних городов, даже и не очень близких – например, из Ленинграда или Перми. Конкурс был не таким оглушительным, как в столице, но тоже ничего себе: двадцать три человека на место.

В этой толпе выделялась красавица Люба Альбицкая. Ее нельзя было не заметить, и понятно было, что она-то точно «пройдет». А еще очевидно было, что в числе студентов окажется худущий, вихрастый и носатый парень в черном костюме, из которого он явно вырос. Уж очень смешно он рассказывал монолог гоголевского Жевакина про петушью ногу, выговаривая звук «ш» как нечто среднее между «ф», «т» и «ч».

Казалось, его средневолжский говор неистребим. Но то, что он будет замечательным комиком, было очевидно. Экзамен первого курса по сценической речи ГЕНА МАТЮХИН сдал на отлично. Чего это стоило ему и его педагогу Михаилу Гавриловичу Лазареву – отдельная песня. Но никто тогда и даже после окончания студии не мог предположить, что Геннадий Дмитриевич станет мастером художественного слова, «торжественным голосом», сопровождающим все парады и митинги Самары.

А вот комиком он не стал. Геннадий Дмитриевич вообще человек серьезный.

Проработал он в театре в качестве артиста всего четыре года. Зато в каком! Павлодарский драматический театр имени А. П. Чехова в те годы, можно было сказать, гремел на всю страну. Ежемесячно на его спектакли приезжали столичные критики, о нем много писали, театр гастролировал в Москве, Алма-Ате, Свердловске и даже на Байконуре.

Матюхин в этом театре был не последним человеком, только играл он не комические роли, а в основном роли социальных героев, ну, например, Сергея в «Иркутской истории». Кроме того, делал все, что нужно было для нормального функционирования театрального дела: заведовал постановочной частью театра, не гнушаясь работы монтировщика сцены; распространял билеты; сочинял и готовил капустники. Это делали, впрочем, все: театр существовал на принципах студийности – коллективной ответственности всех за всё.

Ну и, конечно, Матюхин участвовал во всех вечерах поэзии, кои проводились в театре систематически. А потом его забрали в армию, и отслужил Матюхин свои два года в Приволжском военном округе, главным конферансье и чтецом в ансамбле песни и пляски. К окончанию его службы коллектив Павлодарского театра в том виде, каким он его оставил, перестал существовать, партийные и советские органы его просто разогнали как плохо управляемый и опасно творящий. И остался бы Геннадий Дмитриевич безработным актером, если бы не тяга к литературе и поэзии, произносимой вслух, и не опыт, приобретенный, как это ни странно, в армии, в ее «культурной» части.

Не думай, читатель, что я буду перечислять все повороты творческой жизни Геннадия Матюхина. Мне это не удастся, да и места для простого перечисления понадобится много. Важны, как мне кажется, две вещи в его деятельности. Это его неуспокоенность. Он все время что-то выдумывает, что-то начинает и, кстати, многое доводит до конца, ему многое удается. Проработав много лет в Самарской филармонии, начав с артиста литературно–музыкального лектория, он вскоре получил квалификацию «мастер художественного слова», и никто никогда не заметил в его чтении ни намека на какой-либо говорок.

Параллельно он, окончив Куйбышевский институт культуры, много лет преподавал там предмет «сценическая речь», который так хорошо усвоил. И вот тут его стали приглашать на проведение массовых торжественных мероприятий. Теперь уже он зычно и внятно произносил призывы во время ежегодных праздничных демонстраций. И, конечно, масса выездных концертов по городу, области и за ее пределами в качестве представителя куйбышевской/самарской культуры: на БАМе, в Афганистане, в Чечне, в Крыму – в соответствии с тем, чем озабочена была в то или иное время страна.

Репертуар у него копился годами, и сейчас он уже и сам не вспомнит, сколько авторов в его списке. Но что важно: с самого начала он особенно пристально приглядывался, прислушивался к произведениям самарских/куйбышевских авторов. И это вторая его особенность.

Много лет «коронным» номером его программы был рассказ Евгения Лазарева «Жених и невеста». Он читал его на бис. А с Евгением он дружил до самой смерти Лазарева.

И вот так, ковыряясь в литературных архивах в поисках еще чего-либо неизвестного, но интересного, он наткнулся на «золотую жилу» русской культуры, на известие о том, что родители Василия Макарыча Шукшина родом из Самарской губернии. Оба. Тогда родилась идея создания Центра Шукшина.

В октябре 1997 года центр возник как региональная общественная организация, а через несколько лет стал межрегиональным, объединившим более сорока отделений в разных городах страны. Центр существует и поныне, он проводит массу конкурсов чтецов, театральных фестивалей, праздников на земле Алтайской, на родине Василия Макарыча.

Есть памятная медаль Шукшина, грамота, ими награждаются деятели культуры, была даже именная стипендия для студентов творческих вузов. Важно еще и то, что интересы центра и Матюхина давно перешагнули рамки личности и творчества Василия Шукшина. Так, центр проводит конкурс «Журавли». С программой поэзии Расула Гамзатова Геннадий Дмитриевич не раз выезжал в Дагестан. Организаторские способности его проявились здесь в полной мере. А еще он их практиковал, несколько раз возвращаясь в театр, но уже в другом качестве. Он побывал в роли заместителя директора тольяттинского драматического театра «Колесо», Куйбышевского академического театра драмы имени М. Горького, директора Сызранского драматического театра имени А. Н. Толстого.

Много лет мечтает создать литературный театр в нашем городе, но не сбылось. Пока. А еще он занялся военно-патриотическим воспитанием значительно раньше, чем это провозгласил наш президент.

Можно было бы назвать его «певцом земли Самарской», но звучит это уж как-то очень пафосно. Хотя Геннадий Матюхин пафос любит и нисколько этого не стесняется.

Галина Торунова

Театровед, кандидат филологических наук, заведующая кафедрой режиссуры и искусств Академии Наяновой, член СТД РФ.

Оставьте комментарий