Мнения: ,

Ирина Цыганова: Выходить на сцену – величайшее счастье

4 октября 2016

475615-x400p

Начало концертного сезона в Самарской филармонии. Бенефис лектора-музыковеда ИРИНЫ ЦЫГАНОВОЙ. Сколько концертов провела она за годы работы в филармонии… Практически ежедневно Ирина Цыганова с открытой душой выходит к тысячному залу. Доверие и любовь зрителя завоевать очень сложно. Обмануть его невозможно: ведущая любит то, о чем говорит, и говорит о том, что любит…

Мои первые музыкальные впечатления связаны с пластинками. У нас дома была богатая фонотека. Я слушала скрипичные концерты Паганини, органные прелюдии Баха, романсы Глинки и Рахманинова, песни ансамбля «Орэра»… Все эти записи, заслушанные «до дыр», я до сих пор трепетно храню. А первым неизгладимым музыкальным впечатлением, которое я получила на концерте, стало исполнение Шестой симфонии Чайковского оркестром Куйбышевской филармонии под управлением Саулюса Сондецкиса. Это было таким потрясением! Я вышла из зала другим человеком – мое отношение ко многим важным вещам изменилось…

Я с детства любила музыку, но поначалу мечтала быть врачом. Все мои игры были связаны с медициной: я накладывала повязки, понарошку делала мази и микстуры. Наверное, потому, что моя мама – детская медсестра (она до сих пор работает, и ее очень ценят). А моей «музыкальной мамой» стала Марина Евгеньевна Хачатурян – ныне директор 14-й музыкальной школы. Именно она помогла понять моим родителям и мне, что мое призвание – музыка. И сегодня мне страшно даже представить какую-то иную жизненную дорогу.

Когда я училась на третьем курсе педагогического института, в Куйбышеве проходил Всесоюзный конкурс «Учитель музыки». Готовиться к конкурсу мне помогала Элеонора Павловна Хельбен – одаренный педагог, музыковед и невероятной красоты женщина. Этот конкурс окончательно убедил меня в том, что музыкальное просветительство – это моя дорога. Не могу не сказать и о других своих учителях: Кларе Борисовне Саркисян, которой я обязана своей любовью к звуку и слову, о Глебе Борисовиче Крылове, открывшему мне многие тайны рояля…

В аспирантуре я училась у академика Цыпина. Геннадий Моисеевич – человек невероятной эрудиции, интеллекта, огромного опыта, знаний, профессионального чутья. При этом очень скромный, легкий. В нем сразу чувствовался наставник, учитель и, самое главное, друг. В аспирантуру к нему я попала благодаря Леониду Григорьевичу Вохмянину, который предложил мне разработать спецкурс «Основы лекторского мастерства» для студентов-пианистов. Мы со студентами создавали музыкальные спектакли, где исполнитель выступал одновременно как автор текста, автор сценария, режиссер и мастер художественного слова и музыкант-инструменталист. Это было прекрасное время.

А в октябре 2008 года Инне Марковне Фельдман стало трудно вести все концерты одной, филармония искала еще одного музыковеда. Сергей Николаевич Куранов предложил мне провести одну из программ абонемента «Антология романса». Руководство филармонии одобрило мою кандидатуру.

Один из первых концертов абонементов нового сезона, который я вела без Инны Марковны. Многие слушатели еще не знали, что летом она умерла, мне было очень тяжело сказать публике, что ее нет…

А дальше я стала делать свою работу так, как мне подсказывают сердце, душа, мое понимание музыки и искусства. Я стараюсь быть собой, идти своим путем и отдаваться любимой работе полностью. Она – огромная часть того жизненного счастья, которое мне послано.

Поначалу было сильное волнение, полуобморочное состояние. У Ираклия Андроникова есть великолепный рассказ о том, как он впервые появился на эстраде. Его волнение было таким, что вместо того, чтобы выйти к публике и рассказывать о симфонии Танеева, он начал листать страницы партитуры дирижера, повернувшись к залу спиной… Немало правды в этом юмористическом рассказе есть. Проблема сценического волнения до конца еще никем не решена. Волнение остается, но большую роль играет сценический опыт. Со временем начинаешь контролировать ситуацию. И понимаешь: это величайшее счастье – выходить на сцену!

Я с вниманием отношусь к критике людей, которых очень уважаю, мнением которых дорожу, которые для меня являются авторитетом. На все остальное стараюсь остро не реагировать ни в случае хулы, ни в случае похвалы.

Нужно просто любить жизнь. Понимать, что она – величайшее счастье и каждый день прекрасна по-разному. Нужно уметь радоваться мелочам. Как Чайковский, который радовался муравьишке, который несет былинку, капле росы, в которой играют лучи солнца… Важно в любом возрасте сохранить в себе открытость, непосредственность, чистоту восприятия жизни. Не стесняться ни своего смеха, ни своих слез.

Юлия ШУМИЛИНА

Музыковед, журналист, «Золотое перо Самарской области».

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета»,

№ 15-16 (103-104) за 2016 год (сентябрь)

  • 1
    Поделиться

Оставьте комментарий