Мнения: ,

Опасные гости из семантического зазеркалья

3 апреля 2016

16-1_Зазеркалье

– У нас, – сказала Алиса, с трудом переводя дух,

– когда долго бежишь со всех ног, непременно попадешь в другое место.

– Какая медлительная страна! – сказала Королева.

Льюис Кэрролл. «Алиса в Зазеркалье»

Будучи зачарованным достижениями цивилизации машин, человек модерна стремился увидеть за таинственной картиной жизни безупречную работу природных причинно-следственных механизмов. И в науке о живом, и в науке об обществе метафора «механизм» была самой распространенной. Казалось, что наши организмы – это созданные природой самообучающиеся и самовоспроизводящиеся белковые машины. По мере того как сознание исследователей все глубже проникало в структуру реальности, обнаружилось, что там все гораздо загадочнее и разумнее.

Все выглядит так, будто у различных органов и тканей есть свои языки, используя которые, они обмениваются впечатлениями, подбадривают друг друга, утешают, раздают команды. Эмбриональные стволовые клетки, путешествуя по организму, способны осваивать эти языки и вступать с различными органами и тканями в коммуникацию. Эта коммуникация становится возможной благодаря вовлеченности самих субъектов коммуникации в семантическое пространство смыслового космоса.

Это значит, что наши тела, где каждая клеточка «чирикает» со своим окружением, обитают не только в эвклидовом пространстве, но еще и в семантическом. Чаще всего семантическое пространство понимается метафорически, для обозначения представлений о значении слов и других знаков в теориях семантической памяти. Однако физик Дэвид Бом применял это понятие, пытаясь построить естественно-научную картину мира, в которую сознание и материальная вселенная были бы включены как неотъемлемые атрибуты целостности. Его парадигма чем-то напоминает индийскую концепцию Акаша или представления индейцев коги, аруаку, вива об одушевленном пространстве Алуна.

***

Чтобы обитать в семантическом пространстве, необходимо обладать определенной организацией, то есть организмом. И мы оказываемся обладателями не столько биологического организма, который живет и развивается в процессе самопрочтения, сколько организма семантического.

Этот организм способен жить, питаться и перемещаться в семантическом пространстве. Геометрия этого пространства совсем не эвклидова. В нем есть протяженность, но она возникает по семантическим, а не по физическим принципам.

Поэтому там многое совсем не так, как видится здесь, и все кажется настолько парадоксальным, что уложить в привычные образы зримого и осязаемого мира не удается. То находится близко или далеко от этого не по количеству шагов, а по сути, по качеству.

Вот, например, как далеко от центра вашей личности до Полярной звезды? Вы даже не представляете, насколько, в семантическом пространстве, они находятся рядом. Другое дело, что вы сами, то есть ваше Эго, можете быть далеко от центра вашей личности, или от вашего подлинного Я. А неподвижная Полярная звезда, вокруг которой вращаются звезды, в семантическом пространстве – почти рядом с центром вашей личности. Полярная звезда находится с Северным полюсом на одной оси, вокруг которой вращается Земля. Древние считали, что именно здесь расположена Гиперборея, Страна Блаженных.

К. Юнг для обозначения центра личности, удерживающего в единстве все противоречия, возникающие как в сознании, так и в бессознательном, предложил понятие Самость. Эго является центром сознания и не совпадает с Самостью, которая является центром разделенной на сознание и бессознательное личности. По мере того как Эго сближается с Самостью, человек будто бы становится самим собой.

Нередко это сопровождается переживанием присутствия незримой духовной силы. Человек обретает внутреннюю опору, которая становится основой покоя, безмятежности и внутреннего порядка в этом суетном мире. Юнг утверждал, что одним из самых глубоких символов Самости является мандала. «Мандалы обычно возникают в ситуациях психического замешательства или дезориентации. В то же самое время мандалы являются орудиями, с помощью которых в бытие образуется порядок».

***

В XIV веке известный картограф Меркатор отобразил на карте расположенную в Арктике мифическую Страну Блаженных, Гиперборею. Структура графического образа Гипербореи на карте Меркатора соответствует структурным принципам построения мандалы. Между Гипербореей, мандалой и вашим подлинным Я (Самостью) обнаруживается семантическая связь.

Эта карта не дает покоя исследователям. Расположенная далеко на Севере, укрытая за мрачными горами, охраняемыми свирепыми чудовищами секретная Страна Блаженных упоминается и в Авесте, и в Махабхарате, и в текстах древнегреческих ученых, поэтов и философов.

«Сердца «блаженных» обитателей этой страны свободны от зла и всех дурных чувств. Им присуща божественная справедливость. Это страна усердного почитания богов: им служат все мудрецы-муни вместе или уединившись, «шепча молитвы»; риши склоняют головы и «восхваляют вездесущего бога». В лесах и рощах, обителях отшельников, вершат свои благочестивые подвиги благоуханные белые мужи, «знатоки закона и праведники» (Бонгард-Левин).

Из земного мира сюда могли попасть лишь избранные праведники, и то лишь после окончания своей жизни. Там был рай бога Индры: «Уйдя туда, вновь в этот мир не приходят». Живыми в ту страну могли вознестись, как считали древние индийцы, лишь некоторые прославленные герои или мудрейшие риши. Но попадали они сюда чудесным образом, по божественному соизволению, лишь на крыльях священной птицы Гаруды. «Никто, кроме птиц, никогда не идет к Северному океану», – не раз повторяется в древнеиндийском эпосе.

В Гиперборею отправлялся рожденный на острове Делос Аполлон, на колеснице, запряженной лебедями, чтобы в урочное время летней жары возвратиться в Дельфы.

2_Мандала

Совершенно очевидно, что семантическое зазеркалье чудесным образом проявилось в нашем мире в сказаниях о Гиперборее, карте Меркатора и тибетских мандалах и в мифах об Аполлоне, покровителе искусств, предводителе муз. Это является и свидетельством того, что многие аспекты нашей бытийности находятся за пределами пространства-времени, там, где материя еще неотличима от сознания.

3_Гиперборея Карта Меркатора

Именно причастность к Вечности и предопределяет сложную геометрию присутствия нашего семантического организма в географическом пространстве Земли. Центром своей личности мы связаны и с Полярной звездой, и с Арктикой, и с Тибетом, и с островом Делосом. В сновидениях, мифах, сказках Самость проявляется через персонажей сверхординарной личности, таких как король, герой, пророк, спаситель.

Архетипический материал чуть ли не с первобытным насилием захватывает власть над психикой, принуждая ее выходить за пределы областей, предназначенных человеку. Здесь не обходится без преувеличений, раздутости (инфляции!), принужденности, иллюзий и потрясений как в хорошем, так и в плохом. Юнг считал, что инфляция сферы Я будет всегда опасной, когда она доходит до идентификации с Самостью. Тогда перед нами высокомерная гордыня, делающая невозможной индивидуацию, так как уже просто невозможно различать человека и лик Божий.

***

При слабом развитии структур личности семантическая связь с Арктидой, Гипербореей становится тропой, по которой приходят опасные гости из семантического зазеркалья. Овеянные чувством грандиозности, они претендуют на роль могущественных предков, обладающих сверхчеловеческими качествами. Народы, испытывающие чувство неполноценности, которое является следствием международного политического или военного поражения, и не обладающие ресурсами для того, чтобы создать культуру, благоприятную для сепарации и индивидуации личности, с легкостью соблазняются ими, что неминуемо приводит к трагедии.

К примеру, «Аненербе», заложившая основу национал-социалистической идеологии, являлась проводником для этих зазеркальных гостей в немецкий мир. Развивая доктрину о существовании в праисторические времена некоего острова Арктиды, идеологи немецкого национал-социализма утверждали, что там некогда была создана мощная цивилизация, которой были доступны все тайны Вселенной. После грандиозной катастрофы цивилизация погибла, но части людей чудом удалось спастись. Впоследствии они смешались с ариями, дав толчок появлению расы сверхлюдей – предков германцев.

К. Юнг утверждал: «При национал-социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им. Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда – формированием личности».

***

С сожалением следует признать, что сегодня призраки ариев бродят по России. И это уже становится привычным и не выглядит абсурдно.

Пугающим является необыкновенное сходство психологического состояния современных россиян с состоянием немцев в 30-е годы. Тот же инфантилизм, спутанность, недосепарированность личности, тот же комплекс неполноценности, то же воодушевление, реваншизм, то же «кругом враги», и та же вера в могущественных предков.

«Славяноарии» уже не звучит как нелепость. Если вы начнете набирать в поисковике слово «свастика» и поставите после него букву «р», то в строке у вас появится: «свастика русский символ». Все больше и больше легковерных россиян с воодушевлением встречают сообщения о грандиозности своих предков, вступая в ряды неоязыческих славяноарийских обществ, преодолевая тем самым ощущение собственной недочеловечности, возникшее от неустроенности и бессмысленности собственной жизни.

Идея грандиозных предков потому и кажется соблазнительной, что она проста и понятна и как бы придает потомкам значительный вес. Но это только оттого, что семантический организм легковерных еще не окреп и не сформировался для путешествий в настоящую Гиперборею, которая находится не в географическом, а в семантическом гиперпространстве.

Вход туда открыт далеко не всем. И прежде чем попасть туда, придется встретиться с чудовищами, охраняющими вход в Страну Блаженных. А чудовища – это отвергнутые части собственного семантического организма путешественника. Они не были раскаяны и не получили должного развития, оттого выглядят так ужасно. Эти чудовища действительно представляют опасность. Для клеток организма они более чем реальны.

Страх и ужас перед ними нарушают нормальное функционирование органов и тканей. Вот с этой встречи, итогом которой может быть либо семантическая смерть, либо раскаяние, и начинается настоящая Гиперборея. И если путешественник не прошел через встречу с собственными чудовищами, то и гордиться ничем не может. А если ему все-таки довелось с ними встретиться, он знает, что гордиться-то и нечем, а можно быть только благодарным. И кто не чувствует благодарности ко всей Вселенной, тот бесконечно далек от тайной Страны Блаженных, даже если оказался на Северном полюсе или в Тибете. И предки тут не помогут, кем бы они ни были.

Вадим Рябиков

Психолог, путешественник, музыкант. Заместитель руководителя центра «Морская арктическая комплексная экспедиция и морское наследие России» Института Наследия.

Фото автора

Опубликовано в издании «Культура. Свежая газета», № 6 (94) за 2016 год

 

  • 170
    Поделились

Оставьте комментарий